Туганайлар

Об отношении кряшен к водяному

Наука о кряшенах

Этнографическое сочинение С.Максимова «Остатки язычества в современных верованиях крещеных татар Казанской губернии» (1876 г.)

IV. Водяной — царь воды (Сыу эйясе*)

Крещеные татары утверждают, что кроме домового и сарайника есть особый дух, водяной, который живет в воде. В отличие от домового и сарайника он считается крещеными духом, враждебным человеку: домового и сарайника крещеные не боятся, а водяного очень боятся. Крещеные во всякое время боятся в одиночку ходить около реки; особенно же они боятся ходить на реку вечером, по заходе солнца. Будучи уверены, что водяной хватает и таскает к себе в воду всякого, кто придет один на реку, крещеные вечером боятся даже и стоять на берегу реки. Крещеные верят, что все утопленники тонут не от своей неосторожности, а от того, что их хватает и уносит к себе водяной. Водяной каждый год непременно берет к себе одного человека, как бы в жертву.

Водяной постоянно живет в воде, - в особом, отличном доме. По временам он выходит из своего местопребывания и ходит по суше, принимая на себя иногда вид человека, иногда - вид свиньи и проч. Чаще же всего он разгуливает в человеческом образе. Лице** у водяного имеет всегда необыкновенно красивый вид; тонкие и черные брови придают черным глазам водяного особенно приятное выражение, а длинные, черные и волнистые волосы спускаются далеко ниже плеч и украшают его голову. Может он принимать вид мужчины, женщины, старика и старухи, молодого парня и девушки. Иногда он выходит на берег и здесь разгуливает в толпе народа, никем неузнаваемый. На базаре он покупает нужные для себя вещи. Из следующих рассказов ясно можно судить о мнимых явлениях водяного.

Девушка, дочь нашего соседа, пришла на речку за водой и увидела, что на доске, служащей переходом чрез реку, сидит на корточках неизвестная ей молодушка... Девушка подумала про себя: что делает здесь эта молодушка? И стала черпать воду. Вдруг она увидела, что молодушка нырнула в воду и скрылась в воде. Девушка испугалась, оставила на берегу коромысла с ведрами, без памяти прибежала домой и рассказала о виденном своим домашним. Домашние отправились вместе с нею на реку, но уже ничего там не видели.

Еще одна девушка пошла также за водой и увидела, что по речке (неглубокая река) ходит большая свинья и хрюкает... Девушка, не обращая на нее внимания, начала черпать воду. Вдруг она видит, что вода в речке расступилась на две стороны, свинья нырнула в воду и исчезла. Испуганная девушка бросилась бежать домой и рассказала своим домашним, что видела. Тотчас вместе с нею побежал на реку народ с целью побить мнимую свинью, но никто никакой свиньи не видал.

Рассказывают также, что один крещенин однажды, во время сумерек, проходил по плотине мимо мельницы и увидел, что в мельничном пруду кто-то купается и расчесывает себе волосы. Купающийся был лицом очень красивый, тело у него было очень белое и чистое, а волосы очень черные и длинные. Когда крещенин стал приближаться к купающемуся, последний нырнул в воду и скрылся. Крещенин был человек смелый и подошел к берегу в том месте, около которого скрылся в воде человек. На берегу крещенин нашел очень большой золотой гребень, взял его и ушел домой. Как дорогую и редкостную вещь, крещенин спрятал свою находку в сундук, а сундук запер замком. Оказалось, что гребень этот принадлежал водяному, который, увидевши, что крещенин взял его себе, пошел вслед за крещенином и проводил его до самого дома. Крещенин вошел в свои дом, а водяной, заметивши дом крещенина, ушел назад. На другой день ночью водяной пришел к дому крещенина, начал стучать в стену, разбудил крещенина и стал говорит ему строго: «Подай мой гребень! Ступай, отнеси его на то место, откуда ты его взял!»

Крещенин однако же не послушался водяного, как тот строго ни приказывал ему, и гребень остался пока у крещенина. На третью ночь водяной опять пришел к крещенину и стал говорить ему: «Подай мой гребень! Ступай, отнеси его на старое место! Если же не отнесешь, я тебя убью или обрушу на тебя твой дом». Крещении испугался и на другой день рано утром встал, взял гребень, пришел к мельничному пруду и положил на то место, откуда взял. После этого он отбежал в сторону и стал смотреть, что будет делать водяной... Как только крещенин положил гребень на берег, водяной вышел из воды, схватил гребень руками и опять нырнул в воду***...

Крещеные говорят, что если кто вздумает ставить на каком-нибудь месте в первый раз мельницу, то должен бывает положить под плотину какое-нибудь животное. Это животное назначается в жертву водяному. Некоторые при основании мельницы приносят, по верованию крещеных, в жертву водяному или поросенка, или щенка, а некоторые даже и ребенка... По крайней мере, так думают крещеные. Водяной после этого первого жертвоприношения всегда уже ждет себе от мельника ежегодно такой же жертвы, и мельник каждый год кладет в куль или в мешок такое животное, какое он в первый раз положил под плотину, и бросает в воду. Если мельник не будет приносить водяному условленную жертву, то у него не будет держаться мельничная плотина: водяной будет прорывать ее. Рассказывают, что один мельник несколько лет по основании мельницы приносил жертву водяному, а потом в один год не принес жертву. Водяной догадался и по ночам стал приходить на мельницу и стучать в дверь, крича мельнику: «Ты что не приносишь мне жертву? Я не стану поддерживать твою мельницу и тебя самого убью!». Долго стращал так водяной мельника, а мельник не обращал пока на него внимания. Наконец водяной стал по вечерам спускаться под мельницу и сдвигать водяное колесо с своего места, так что мельник долго после этого не мог уставлять**** на прежнее место колесо, - и мельница подолгу не молола. Наконец мельник принес водяному обычную жертву, т.е. бросил в воду известное животное, - и водяной перестал его беспокоить.

Крещеные рассказывают о водяном еще следующее. Одна старуха с[о] своей внучкой шла в соседнюю деревню. Внучка ее была беременна. На дороге им пришлось переходить чрез большой мост, и они сели отдохнуть на этом мосту. Мост находился на большой реке. Внучка, между прочим, сказала своей бабушке, что ей скоро придется разрешиться от бремени. На это бабушка сказала внучке: «Внучка! Я хочу повивать твоего ребенка; позови меня к себе в бабки !» Внучке этого не хотелось и она сказала своей бабушке: «Чем тебя мне звать в бабки, лучше пусть повьет моего ребенка водяной»... Прошло несколько времени, и молодушка почувствовала приближение родов. Позвали повивальную бабку, но она не могла помочь родильнице; позвaли другую и третью, но и эти бабки помощи не оказали. Родильница начала очень страдать - привезли священника. Священник стал спрашивать родильницу: «Отчего ты так страдаешь? Не давала ли ты какого-нибудь обета и исполнила ли его?». Родильница начала припоминать, припомнила и сказала: «Я однажды неосторожно выразилась пред родной своей бабушкой, когда та просила меня взять ее к себе для повиванья моего ребенка: «чем тебя мне звать в бабки, лучше пусть повьет моего ребенка водяной». Священник... (по мысли рассказа нужно думать, что он дал совет исполнить обет и позвать водяного) ушел. После него повивальная бабка послала за водяным. Один очень дюжий мужчина отправился к тому месту, на котором родильница произнесла помянутые слова, и стал приглашать водяного на родины. После третьего приглашения вода разделилась надвое, из воды вышел водяной и согласился идти к родильнице. Пришедши к родильнице, он начал отправлять обязанность повивальной бабки и помог родиться ребенку. По благополучном окончании родов позвали священника для наречения имени новорожденному. Священник пришел и прочитал установленную молитву. Водяной в образе повивальной бабки стоял за молитвой и по окончании молитвы удалился в свое водяное царство».

Последний рассказ о водяном встречается у всех крещеных татар*****; только в некоторых местностях о священнике в этом случае не упоминается. Да и очевидно само собою, что священник подставлен в этом рассказе после, именно в христианский уже период жизни крещеных татар, потому что у язычников не могло быть речи ни о священнике, ни об очистительной молитве, совершаемой над родильницею. Замечательно: по мысли рассказа выходит, что священник дал намек окружающим родильницу бабкам позвать к больной водяного для исполнения ее обета и облегчения ее участи. Но это уже нехристианское представление и говорит о языческом происхождении верования в водяного как о повивальной бабке.

*Су иясе

**В документе опечатка, правильное: лицо.

***Данная легенда широко бытовала также среди татар-мусульман Заказанья. Схожие мифологические сюжеты отмечаются и у других тюркских, а также монгольских народов Евразии.

****То есть поставить.

*****Схожие легенды бытовали у удмуртов и мордвы.

Источник: Максимов С. Остатки язычества в современных верованиях крещеных татар Казанской губернии. - Казань: Типография Императорского ун-та, 1876. - С.1-30.

Из книги «Религиозный синкретизм и традиционная обрядность татар-кряшен Волго-Уралья (XIX – начало XX в.). Сборник материалов и документов / авторы-составители: Х.З.Багаутдинова, Р.Р.Исхаков. - Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ; Изд-во «ЯЗ», 2015. - 324 с.

Первая часть: "Об отношении кряшен к Богу-деду"

Вторая часть: "Об отношении кряшен к домовому"

Третья часть: "Об отношении кряшен к сарайнику"

Продолжение следует

Теги:
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама