Туганайлар

Жизнь как легенда

Центральная Крещено-татарская школа Василия Тимофеева - исключительное явление в духовно-нравственной и культурной жизни, а так же в истории нашего народа. Независимо от основных задач, поставленных властями при открытии школы, результаты работы школы в сфере воздействия на человеческие умы и сознание большой массы населения поразительны. Все воспитанники Центральной Крещено-татарской школы имеют...

Центральная Крещено-татарская школа Василия Тимофеева - исключительное явление в духовно-нравственной и культурной жизни, а так же в истории нашего народа. Независимо от основных задач, поставленных властями при открытии школы, результаты работы школы в сфере воздействия на человеческие умы и сознание большой массы населения поразительны.
Все воспитанники Центральной Крещено-татарской школы имеют общественно-значимую уникальную жизненную историю и заслуживают индивидуального изучения деятельности каждого из них. Они служили в церквях, работали в сельских школах, изучали фольклор и быт народа, публиковали свои труды в религиозных журналах и на страницах светской периодической печати. Жизнь и деятельность каждого из них настоящая легенда.
Максимовы - Сердинские - Никитины
По устным семейным преданиям и частично документально подтверждается обучение в этой школе за время ее существования целой группы детей из деревни Кряш-Серда Пестречинского района. В основном это были дети Максимовых-Сердинских-Никитиных и их родственников. После школы, имея образование и зная русский язык, они служили в армии офицерами и работали учителями в разных уголках Поволжья.
В этом списке первым стоит имя Николая Максимовича (1843-1912) и его детей. Они все семеро: пятеро сыновей и две дочери, вначале обучались в этой школе и получили путевку в "большую жизнь". - Ольга Николаевна Афанасьева (Казань); - Гурий Николаевич (1872- 1963) учился в школе в 1881- 1885 годы. До 1932 года проработал учителем Кряш-Сердинской сельской школы, с 1932 года работал в средней школе города Лаишево. - Мария Николаевна Князева (Москва); - Василий Николаевич Максимов (1882-1920) - купец 1-ой гильдии; - Семен Николаевич Максимов (умер в 1912) - купец 1-ой гильдии; - Федор Николаевич Сердинский (1886-1942); - Никита Николаевич Максимов (1889 года рождения) - купец 1-ой гильдии. (Москва).
Трагическая судьба одного из них изучена по сохранившимся в архивах документам и предлагается вашему вниманию. Это сын Николая Мак- симовича - Федор Николаевич Сердинский.
Обучение "на казенный счет"
Сердинский (Максимов) Федор Николаевич, родился 30 января (по старому стилю) 1886 года в деревне Верхняя Серда Лаишевского уезда Казыльской волости Казанской губернии (в настоящее время деревня Кряш-Серда Пестречинского района РТ).
С 1897 до 1899 год Федор Николаевич учился в Центральной крещено-татарской школе Василия Тимофеева. До этого, в 1884 году эту школу с отличием закончил его старший брат Гурий Николаевич Сердинский. В его семейном альбоме, хранящемся у его наследников, сохранился фотопортрет самого Н.И. Ильминского с дарственной надписью.
В эти же годы появилась и фамилия "Сердинский". В тот период не имеющий права на фамилию сельский крестьянин (как и все крестьяне нашего края) Гурий Николаевич, при поступлении в Центральную Крещено-татарскую школу, на вопрос о фамилии, ответил, что не знает ее. И тогда, заведующий школы Василий Тимофеев записал ему фамилию по названию родной деревни - "Сердинский". Брат Гурия Федор Николаевич тоже взял эту же фамилию. Позже, с 1900-х годов, когда фамилии становились обязательными, некоторые из сыновей Николая Максимовича приняли фамилии по имени деда и стали Максимовыми.
С 1899 по 1903 год Федор Николаевич обучался в Казанской Учительской Семинарии "на казенный счет". Получил звание учителя народного училища.
С 1903 по 1906 год работал сельским учителем в селах Новоузенского уезда Самарской губернии.
В январе 1906 года за политическую активность был арестован жандармским управ лением и содержался в Новоузеньской тюрьме.
Лето 1906 года провел в родной деревне Верхняя Серда. На радость родителям, активно помогал в хозяйстве, любил косить сено, участвовал в жатве и уборке хлеба. В свободное время старался помогать деду Николаю Максимовичу на пасеке. Дед даже пытался уговорить его остаться в деревне. Но у двадцатилетнего парня-красавца были свои планы.
10 октября 1906 года обратился к Попечителю Казанского Учебного Округа Министерства Народного Просвещения с прошением о допущении его к испытанию на звание уездного учителя.
С 26 февраля по 26 апреля 1907 года подвергался в Педагогическом Совете Казанского учительского института испытаниям и получил Свидетельство о признании его достойным звания городского учителя. В мае месяце этого же года подвергался испытанию зрелости в Казанской 2-й гимназии и получил Свидетельство. По этому документу, 9 августа 1907 года был принят в число студентов Императорского Казанского университета на математическое отделение физико-математического факультета. Из числа студентов уволен 18 июля 1908 года согласно его прошению.
Нелегальная эмиграция
В августе 1908 года Федор Сердинский от постоянного негласного полицейского надзора и преследования царских властей нелегально уехал в заграницу, эмигрировав во Францию. Жил в Швейцарии, Бельгии, Италии.
Осенью 1910 года приехал в Париж - посещал лекции, изучал французский язык, в сентябре 1911 года поступил на физмат Парижского университета и окончил его в 1914 году. Слушал лекции выдающегося математика того времени Пуанкаре. В январе 1915 года получил диплом Французской Респуб лики.
С 1917-го года учился и в 1920-м закончил Гренобльский электротехнический институт. Как записано в трудовом списке (трудовая книжка), заполненном со слов самого Федора Николаевича, во время учебы в Париже одновременно работал электромонтером на частных предприятиях, давал частные уроки разным лицам по физике и
математике.
До 1923 года работал преподавателем в электротехническом институте в Париже.
Роковое возвращение
В 1924 году Федор Николаевич вернулся в СССР. Свое роковое возвращение он объяснял тоской по родным и ностальгией по Родине.
Из Франции приехал в Казань. Находился под постоянным негласным надзором и пристальным наблюдением доносчиков НКВД СССР.
Арестован 20 апреля 1942 года. Был обвинен за "антисоветскую пораженческую агитацию, распространение провокационных слухов, произведение гнусных контрреволюционных выпадов по адресу руководства ВКП(б) и Советского правительства, клевету на условия жизни в СССР, восхваление жизни населения заграницей".
Как показывают архивные материалы, по своей натуре и по воспитанию Федор Николаевич был человеком открытым и очень доверчивым. Он, видимо, и предположить не мог, что даже сокамерник по несчастью (Парсин Мухамет Зарипович - сын муллы деревни Улуяз Дубъязского района ТАССР, к тому времени исключенный из партии большевиков "за пьянку") может добровольно попроситься письменным заявлением на имя тюремных следователей на вызов для доноса. А все частные, случайные разговоры продолжали увеличивать тяжкий груз обвинений.
Как было принято в те годы, допросы проводились по ночам, с пересменкой переутомляющихся от самоотверженной работы следователей для отдыха. Предъявленные за время следствия и изматывающих ночных допросов обвинения Федор Николаевич не признал.
Арест и обыски проводили сотрудники НКВД ТАССР Галимов, Мутагиров, Ибрагимов. В следственных документах почемуто не проставлены их инициалы. Видимо, очень торопились и не успевали. Шли самые тяжелые годы Великой Отечественной Войны, нужно было оправдать свое пребывание в тылу, тихом городе Казани.
Федор Сердинский умер 1 октября 1942 года в 11 часов в Областной больнице Тюремного отдела НКВД ТАССР после завершения следствия, до рассмотрения дела судом, то есть до вынесения предложенного следствием приговора - 10 лет лишения свободы.
Заключением прокуратуры РТ от 3 марта 1997 года на основании Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" Ф.Н.Сердинский был реабилитирован.
До 1990-х годов на память о Федоре Николаевиче было наложено "табу" и даже близкие родственники, перепуганные случившейся трагедией, боялись вспоминать и произносить его имя при детях и при посторонних. Поэтому, новое поколение стало и вовсе забывать о нем из-за отсутствия достоверной информации.
Для предотвращения повторений таких историй, мы должны помнить о жертвах безжалостной системы, об этих безвинно загубленных людях старшего поколения - интеллектуальном цвете нации.

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: