Туганайлар

Янсуварский феномен

Полна тайн янсуварская земля. Так, при возведении Дома культуры в 80-ые годы в селе обнаружили древние захоронения. Кладбище в центре большого старинного села?! Странно...

Татарстана) при выемке грунта под фундамент строители наткнулись на какие-то древние захоронения. Кладбище в центре большого старинного села?! Странно... У каких народов это бывало и есть?! Янсуварские долгожители начали припоминать рассказы своих давно усопших дедов, которые в свою очередь что-то слышали от своих предков, что их село как стояло на этом месте, так и стоит на нем "испокон веков" *1. "Странность" заключалась в том, что вскрытые могильники по обряду захоронения совершенно отличались от других, какие когда-либо встречались и были описаны в этих краях.

Это был не просто любопытный случай, но интереснейший для науки факт. И он мог бы, как это нередко у нас бывает, уйти в забытье. Но только не в Янсуварах. Почему именно здесь, станет понятно из контекста... Однако в данном случае среди участников события оказался еще и неугомонный энтузиаст, знаток и патриот своего родного края Рауф Файзрахманович Халитов. Выпускник исторического факультета Казанского университета, он по обстоятельствам возглавлял тогда передвижную механизированную колонну "Татколхозстроя", подрядившуюся построить в Янсуварах Дом культуры, и никак не мог оставаться равнодушным к историческим памятникам края. Халитов сумел все-таки приостановить работы, организовать здесь археологические раскопки, провести необходимые замеры и описать янсуварские находки. Мало того, ему удалось опубликовать результаты своих исследований в печати.

"...Останки погребенных,— писал Р. Ф. Халитов в многополосном еженедельнике "Приборостроитель" (№ 26, май, 1981), — были обернуты древесной корой, а вокруг оболочки по всему периметру ясно вырисовывался слой пепла толщиной примерно 1,5-2 сантиметра. Могильники обрамлены булыжной были аркой и засыпаны грунтом. Слой земли над каменной аркой не превышал 0,3-0,5 метра. Во время расчистки захоронений было обнаружено множество глиняных обожженных осколков-черепков. Обнаружение могильников стало для сельчан в прямом смысле сенсацией. Взбудораженная мысль искала ответа..."

Те события действительно оставили неизгладимый след в сердцах янсуварцев и жителей всей округи. Чтобы понять пережитое ими состояние, которое не оставляло их довольно долго, пожалуй, следует сказать вот о чем.

Есть такое трудно передаваемое словесно понятие, как "подсказка сердца". Оно, неописуемое, скорее относится к сфере чувств. Такое вполне осознаваемое, почти ощутимое состояние Человек обычно переживает всякий раз, когда сталкивается с чем-то очень близким, но непонятным. Он исподволь чувствует свою сопричастность к наблюдаемому, но вот с какой стороны эта сопричастность и какая связь между ними, не знает, никак не может объяснить. Янсуварское же событие примечательно тем, что "подсказку сердца" почувствовали одновременно многие — и стар, и млад. Они не раз и не два мысленно возвращались к тому "странному" кладбищу в центре своего села. Не находя сколько-нибудь вразумительных ответов на возникшие вопросы, они в конце концов решили снарядить депутацию в Казань.

Но кто, скажите мне, даже в самом уважаемом научном учреждении, вот так усадит вас рядком и разрешит все ваши проблемы, расставит все точки над "и". А тут к тому же вопрос касался кряшен — этнической группы, названия которой в списке народностей и наций страны до последнего времени не было. И вот опять-таки истину пришлось добывать на бытовом уровне. Благо, думающих одинаково с янсуварцами краеведов-любителей и историков-профессионалов — их соплеменников нашлось немало.

...Редкий случай, но это, безусловно, так: янсуварцы не обделены и в чем-то даже избалованы вниманием истории и культурных сил к себе. Я уж не говорю о том, что часто упоминаемые в древних актах Янсувары оставили след в событиях времен взятия Казани Иваном Грозным и Пугачевского восстания, но через эти места заинтересованно проезжали и вносили записи в свои дневники члены Российской Академии Наук П.С. Паллас, И.И. Лепехин, П.И. Рычков, Н.И. Ильминский. Последний со своим подвижником В.Т. Тимофеевым, крестьянским сыном из села Никифорово (Чиябаш), сверял здесь лексикографию создаваемого ими учебника для татарских школ. В Янсуварах у своего тестя — священника Назария Герасимова бывали поэт Давид Григорьев и основоположник удмуртской письменной литературы Иван Михеев.

Был щедр по отношению к Янсуварам и известный казанский меценат-купец первой гильдии П.В. Щетинкин, который на свои средства возвел здесь в 1882 году церковь во имя Покрова св. девы Марии, новое здание второклассного народного училища (с шестилетним сроком обучения). Еще до революции здесь появился Народный дом — прообраз современного Дома культуры, где демонстрировались первые отечественные "туманные картины" (кинофильмы).

Видимо, вот откуда та "любовь к образованию и нравственному усовершенствованию" *2, которая была отмечена востоковедом С.В. Чичериной, побывавшей в Янсуварах в 1904 году.

Не скудела духовная жизнь в Янсуварах и в первые годы Советской власти. В Янсуварской школе II ступени (с 1931 года — средней) в разное время работали известные татарские педагоги-орденоносцы С.Н. Любов, Р.П. Даулей, Е.С. Иванова, Н.Е. Яранов, поэты Давид Григорьев, Анас Кари, Павел Апушев, Ринат Рахимов...

Отложилось в памяти поколений и в папках краеведов море различных сведений, которые предстояло обобщить и систематизировать.

Начнем с того, что "странные" захоронения, "вдруг" обнаруженные в центре села Янсувары в 1980 году, как оказалось, давно известны науке *3. В своде "Археологические памятники Татарской АССР" (1982) они зарегистрированы под № 414 и описаны так: "В середине села находится место старого кладбища с выступающим из земли остатком надгробия (38 Х 48 Х 28 см) без надписи. Очень возможно, что этот могильник синхронен Янцеварскому кладбищу II (см. № 415) и был местом захоронения рядового населения". В том же своде на с. 187 относительно Янцеварского кладбища II сказано: "К северо-западу от села находится место старого кладбища (25 Х 60), называемого местным населением "Мурзалар зираты"—"Кладбище мурз". Камней нет. Заметны впадины могильных ям. Судя по названию, его предположительно можно датировать XV-XVI вв."

Из опубликованного "Списка населенных мест Казанской губернии с кратким описанием их. Лаишевский уезд" И.А. Износкова (Казань, 1895) следует, что надгробные камни в селе Янсувары стояли еще и в конце XIX века, а может быть, и значительно позже, до "крутого поворота" 1930-х годов. О чем это говорит? Вплоть до недавнего времени янсуварцы надгробные камни в центре села считали "своими", священными, несмотря на православие, сохраняли в верованиях остатки древностей.

Но всесметающие на своем пути "сталинские ветры" привели к тому, что сегодня уже никто в Янсуварах не помнит о существовавших священных камнях и вообще ничего не знает из исторического прошлого. Еще недавно их отцы негодовали против вероломной смены и произвольной записи о национальной принадлежности в их паспортах *4. Но что значили протесты и негодования человека, даже целого народа перед амбициями сверхоптимистов, которые были уверены в том, что советским людям все по плечу: и изменение течений рек, и разведение садов на Марсе, и уже тем более — "ускорение" естественно протекающих этнических процессов. Так в одночасье от 190 народов, зарегистрированных в ходе переписи 1926 года, к 1939 году осталось всего 62, т.е. в три с лишним раза меньше.

 

Консолидация народов, этнических общностей на земле — это реальность. Но резкое уменьшение (а по желанию и увеличение) числа народов за короткий срок — всего лишь жонглирование цифрами, результат произвольного администрирования. Начиная с 1930-х годов произвол стал нормой жизни в нашей стране. Люди постепенно свыклись с ним, вообще перестали удивляться, возмущаться, негодовать всем и всему. А равнодушного хоть "горшком называй, только в печку не ставь". В таких условиях любой интеллигент, или просто человек с определенными знаниями брался на заметку, ставился "под колпак", а при "торжестве победы социализма" просто-напросто уничтожался.

В силу объективно сложившихся исторических обстоятельств, среди кряшен "пролетарско-бедняцкого элемента" было очень мало *5. "Крещенотатарские селения,— подчеркивала С.В. Чичерина в уже упомянутой нами книге,— отличаются зажиточностью, и жители таких селений пользуются уважением в волостях со смешанным населением, часто избираются в волостные старшины, церковные старосты и т.п. Они даже пользуются уважением со стороны магометан... Система Ильминского не только выдвинула отдельные единицы, но умственно и нравственно подняла самую массу народа, улучшив его быт. Число грамотных быстро растет... Кроме большого числа крещеных татар, окончивших курс в Центральной крещено-татарской школе и в Казанской учительской семинарии, многие теперь прошли и проходят духовные средние учебные заведения, а некоторые получают и высшее образование".

Дело, конечно же, не только в просветительской системе Н.И. Ильминского, которая последовательно внедрялась в кряшенской среде. Не следует забывать, что из татар крестились и закреплялись в православии в первую очередь те, кому было что терять, представители аристократических родов и имущих слоев. Так, в Янсуварах семейные шэжэрэ (родословные) почти все дома вели от какого-нибудь мурзы *6 и еще в недавнем прошлом каждый выходец из такого дома не без гордости называл себя "кара-мурзой" или же "чабаталы дворян" (дворянином в лаптях, черным помещиком). Верительных грамот на сей счет сохранилось немного, да и то лишь в архивах древних актов, но привилегиями и льготами все кряшены реально пользовались веками, а на память о своем "знатном" происхождении вплоть до наших дней сохраняли фамильные драгоценности, передаваемые из поколения в поколение по материнской линии. В основном это были серебряные украшения, и такого добра даже в самой бедной семье вес шел на килограммы.

Однако "зажиточность" этих крестьян базировалась на культуре земледелия, а поддерживалась традиционными промыслами. Умеющих шить шапки и полушубки, катать пимы, мастерить деревянную посуду, занимающихся мелкой торговлей, плотницким делом среди них всегда хватало. Эти навыки и умения особенно выручали в голодные годы, ну, если к тому же и урожай хороший выпадал, появлялась возможность отложить деньги на образование детей.

И надо еще сказать о том, что кряшены, как и другие татары, никогда не знали крепостного права, были людьми лично свободными. Официальная пропаганда и агитация сталинизма всегда шельмовала мало-мальски знающих людей, людей самостоятельных и помнящих о своем достоинстве. Вот они и оказались среди первопроходцев Беломорканала, Днепрогэса, Уралмаша, Магнитки, Кузбасса... В Магнитогорске и сегодня один из пионерных поселков среди местных жителей называется "кулацким", и в нем живут преимущественно выходцы из кряшенских деревень и сел.

 

1. Существование Янсувар (Янцовар, Янцевар) на данной территории, по меньшей мере, 500 лет зафиксировано документально. См.: Чернышев Е. И. Селения Казанского ханства (по писцовым книгам).- Вопросы этногенеза тюркоязычных народов Среднего Поволжья.- К., 1971, с.272-292 и др.

2. Чичерина С.В. О приволжских инородцах.- СПб., 1906, с.32. Автор книги — сестра известного советского наркома иностранных дел Г.В. Чичерина, который также неоднократно бывал в нашем крае.

3. См., например: Ильминский Н. И. Татарские надписи времен Казанского ханства в Лаишевском уезде.- "Записки археологического общества", М., 1851, с.10.

4. Впрочем, графа о национальной принадлежности в паспортах появилась только в годы советской власти. Время показало, что вносить такие записи не следовало вовсе.

5. См.: Материалы по истории Татарии. Вып. 1,- К., 1948, с.284.

6. Мурзы, как ни говори, все-таки жили обособленно от простолюдинов и селились компактно. В Янсуварах, например, был вполне определенный в своих границах околоток — "Мурзалар очы".

Из книги М.Глухова «Судьба гвардейцев

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: