Туганайлар

Вопрос лингвистический или этнический?

О проблемах сохранения родного языка нагайбаков рассуждает руководитель Центра изучения истории, культуры кряшен и нагайбаков при Институте истории Академии наук Республики Татарстан - Геннадий Макаров.

Нагайбаки как часть кряшенского социума в системе школьного образования, начиная с середины XIX столетия до 1920 годов применяли адаптированную кириллицу и кряшенский язык, норматированный учеными-миссионерами. Период 20-30 годов был этапом активного строительства национальной школы нагайбаков, а с 1930 по 1950 годы применялся литературный татарский язык.

Истоки и начало языкового кризиса нагайбаков, с которым мы вплотную имеем дело последние несколько десятилетий, относятся к 1960 годам.

Принятый в декабре 1958 года Закон "Об укреплении связи школы с жизнью" усилил роль русского языка в национальной школе. В этих обстоятельствах все нагайбакские школы в начале 60 годов переходят на русский язык обучения. Фактически это был рубеж, завершавший развитие языков в статусе школьного обучения.

Длительное целенаправленное исключение нагайбакского языка из сферы образования, культуры, государственного и местного управления привели к языковой ассимиляции, резкому уменьшению числа носителей родного языка, особенно среди представителей молодежи, к восприятию родного языка как к "непрестижному", затрудняющему социальный рост и получение качественного образования.

Сейчас большинство нагайбаков владеют родным языком плохо. Во всех поселках молодежь говорит только по-русски. Уже прошло двадцать лет после ухода с исторической арены советского общественного строя, но инерция догм коммунистической идеологии еще продолжает свой путь: родной язык нагайбаков по-прежнему не преподается в школах. В последнее время администрацией Нагайбакского района наконец-то принято решение о возобновлении преподавания нагайбакского языка в некоторых школах района.

Утеря нагайбаками своего языка безусловно является не только лингвистической проблемой - она далеко выходит за собственно языковедческие рамки. Опасность исчезновения языка есть, как правило, индикатор неблагополучной ситуации у культуры самого народа, которому этот язык принадлежит. Если мы хотим понять причины, приведшие язык к роковой черте небытия, то необходимо принять практические меры возрождения языка нагайбаков и тем самым поправить или смягчить фатальную ситуацию.

В результате отмены преподавания нагайбакского языка в школе молодежь и родители стали носителями разных языков и культур, что означало смену у молодежи спектра ценностей и жизненных целей, выбор ею иного пути, требующего другого характера подготовки, смену образа жизни и деятельности. Такое разрушение механизма преемственности культуры привело к быстрому развитию внутри этноса депрессивных тенденций.

Новый этап российской модернизации, начавшийся с рубежа 80 - 90 годов ХХ века, внес серьезные изменения в характер развития большинства народностей России. Начавшиеся общественные реформы привели к процессам восстановления публичной роли родных языков и культур, их возвращения в сферу образования. Однако этот процесс до сего времени не затронул нагайбакское сообщество.

Перед образовательной политикой в отношении нагайбаков возникает ряд принципиальных вопросов. В том числе - главный вопрос о целях и миссии школы в отношении нагайбакского языка, о целях и векторе государственной этнонациональной образовательной политики. Ведь если продолжить прежний курс образовательной политики в отношении нагайбаков, то это во многом будет означать их дальнейшую ассимиляцию, тем самым их деградацию как самостоятельного и самобытного субъекта образовательного пространства и как этноса. Хотя в ряде законодательных актов федерального уровня (равно, как и в ряде международных обязательств), в том числе и в недавней статье Владимира Путина о национальном вопросе в России, прямо зафиксирована ответственность государства за сохранение языков народов и их самобытности. В них акцентируются вопросы о создании условий устойчивого развития языков народов и народностей России.

Итак, главные направления оптимизации образовательного процесса нагайбаков должны в целом определяться целями сохранения самого народа. Речь должна идти о воспроизводстве с помощью школы языка и культуры. В таком случае, актуальными направлениями образовательной и социальной политики в отношении нагайбаков должны явиться поддержка с помощью системы образования языка и культуры (включая более широкое использование этнопедагогики в учебном процессе), содействие укреплению внутриэтнических связей, стабилизации этноса, формированию этнической личности.

Вопросы функционирования родного языка в нагайбакских школах Южного Урала является проблемой, требующей специального рассмотрения, прежде всего, Министерством образования Челябинской области.

Взгляд на проблему

Надежда Уряшева, учитель школы с.Попово Чебаркульского района Челябинской области:

- На сегодняшний день у нас, нагайбаков, время упущено - многое забыто, утеряно. По сравнению с Нагайбакским районом, где проживает много нагайбаков и работа по возрождению языка и культуры находит поддержку руководства, в Чебаркульском все сосредоточено в селе Попово, нас мало и только наших усилий недостаточно. В этом году я начала вести кружок по сохранению языка и традиций. Детям интересно, занимаются с удовольствием. Я ставлю задачу - на каждом занятии дать и закрепить по четыре новых слова. Если взяться серьезно, то и медведя можно научить танцевать.

Интерес у детей появился после поездки нашей делегации в Татарстан на первый форум кряшенской молодежи, а вторая волна заинтересованности возникла после приезда татарстанской делегации в Нагайбакский район на фестиваль кряшенской культуры, в котором принимал участие и наш фольклорный ансамбль. Радует то, что нас очень поддерживает старшее поколение.

Сейчас идет работа по созданию этнографического музея - собираем экспонаты. Возможно, на базе музея работа по возрождению родного языка получит новый подъем. Все зависит от понимания проблемы наверху и финансовой поддержки этих начинаний. На данный момент следует отметить, что понимание в вопросах сохранения языка в администрации есть, но до конкретных решений дело не дошло.

Елизавета Михайлова, заведующая детским садом общеразвивающего вида № 47 г. Нижнекамск:

- Наш детский сад является общеразвивающим дошкольным учреждением с национальным компонентом. Мы большое внимание уделяем обучению детей татарскому языку. Обучение ведется во всех группах, начиная с самого раннего возраста, и охватывает всех детей, посещающих наш детский сад независимо от национальности. Через игры, песни, национальные праздники дети учатся понимать не только язык, но и приобщаются к культуре, знакомятся с фольклором, национальными костюмами. День родного языка мы проводим широко - с привлечением родителей, представителей школ, библиотек. Во время концерта дети представляют номера в своих национальных традициях - на татарском, русском, чувашском, таджикском, азербайджанском языках.

Анна Степанова, специалист Администрации Нагайбакского района Челябинской области:

Родной язык мы используем только в семье, в основном при общении со старшими. Я считаю, что у нас, нагайбаков, выработался комплекс - мы боимся заговорить с другим человеком по-нагайбакски, хотя многие понимают язык, пусть даже на бытовом уровне. Я сама закончила семь классов татарской школы, но не употребляла родную речь многие годы, в результате теперь уже стало сложнее читать. Конечно, изучать родной язык нужно, ведь через язык дети и подростки начинают интересоваться своими корнями, у них появляется чувство гордости. В последние годы у нас стали часто проводиться нагайбакские праздники, где дети принимают активное участие, в результате чего у них просыпается самосознание и желание знать больше. Я считаю, что языковое воспитание должно начинаться в семье - если не только старшее поколение, но и родители начнут разговаривать между собой, то дети язык быстро усвоят.

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: