Туганайлар

Находит тот, кто в поиске

22 декабря в зале Татарской государственной филармонии в Казани состоялось важное событие: открытие концертного сезона Государственного ансамбля кряшен "Бермянчек". Ансамбль показал новую программу, отметив свое пятилетие. Об этом ярком событии мы беседовали с музыковедом, этномузыкологом, специалистом по фольклору кряшен Наилей АЛЬМЕЕВОЙ, ныне живущей в Санкт-Петербурге и работающей в институте истории...

22 декабря в зале Татарской государственной филармонии в Казани состоялось важное событие: открытие концертного сезона Государственного ансамбля кряшен "Бермянчек". Ансамбль показал новую программу, отметив свое пятилетие. Об этом ярком событии мы беседовали с музыковедом, этномузыкологом, специалистом по фольклору кряшен Наилей АЛЬМЕЕВОЙ, ныне живущей в Санкт-Петербурге и работающей в институте истории искусств.
- Наиля Юнисовна, этот концерт для нас всех очень важное событие. Мы были рады видеть и Вас на концерте, хотя Вы живёте в Санкт-Петербурге.
- Да, меня пригласил на концерт директор ансамбля, Артур Поляков, и я с радостью приехала. Во-первых, для нас - фольклористов - совсем небезразлично: как именно исполняется фольклор на сцене. Ансамбли по всей России делают это по-разному. Во-вторых, я в 2013 году немного работала с певческой группой "Бермянчек" как консультант. Поэтому я с волнением ждала этого концерта.
- Поделитесь Вашими впечатлениями.
- Самое общее впечатление - радость, заряд энергии и хорошего настроения. С самого начала концертная программа увлекает зрителя своей душевностью. Начинается она с таких трогательных, глубоких образов, как звучание колыбельной, разговора маленькой девочки с матерью, с журчания родника. Все это заставляет думать об истоках: мама, колыбельная, ребенок, родник, Родина.
- Наблюдается ли прогресс в работе ансамбля за эти пять лет?
- Конечно. Если сравнивать с самой первой концертной программой (а они ее привозили и в Санкт-Петербург), то продвижение просто огромное. Еще тогда ребята старались разучить что-то непохожее на всех, какие-то кряшенские напевы. Но видимо было еще трудно выйти из стереотипов исполнения татарских песен, принятых в ансамблях песни и танца, а также на татарской эстраде. Ну, и в течение прошедших пяти лет они повзрослели профессионально: сколько гастролей, сколько наград...
- Репертуар, наверное, и есть самое важное для таких ансамблей...
- Ещё бы. Репертуар ведь дает возможность формировать все собственное творческое лицо. А отбирать его надо очень продуманно. Я знаю, что Геннадий Макаров передал в ансамбль несколько кряшенских песен из своих экспедиционных записей. У меня вышли уже два тома моих записей со звуковыми приложениями - дисками - пестречинских и молькеевских кряшен, каждый по 300-400 страниц. На дисках, которые приложены к книгам, голоса жителей деревень, записанные мною в экспедициях. Скажем без ложной скромности: есть из чего выбирать.
- Сказали, что Вы немного работали с ансамблем "Бермянчек"...
- Да, в июне и в сентябре 2013 года. Художественный руководитель ансамбля Эльмира Кашапова пригласила меня прослушать: как они разучили песни из моих томов. Это было летом, шла подготовка к презентации второго - молькеевского - тома в Казанской консерватории. Я подобрала четыре очень разные песни из молькеевских (кайбицких) земель. Песни очень свежие, никому (кроме молькеевских кряшен конечно) не известные: масленичные ("Май чабу" көйләре), гостевая, рекрутская. Все они поются по-разному. Я не устаю повторять, что песни кряшен просто так с ходу не споешь. Нужна особая подготовка горла, связок. Чего стоит, например, протяжная песня на масленицу - Май көе! Ее нужно петь звонко, громко, мощно, это очень древняя песня! Э.Кашапова и Э.Камалова разучили ее и спели. Молодцы. Когда мы ездили в сентябре в Мамадышский район и там впервые показали исполнение этой песни, то кряшены в зале сказали, что у них мороз по коже. Что это - по-кряшенски. А гостевая песня (Эчке көй, Кунак көе) это такой прекрасный жанр для общения певцов с залом! Ведь в них поется: "как хорошо, что вы все пришли к нам! Какая радость видеть вас!" Тексты гостевых песен у кряшен очень приветливые, оптимистичные, радостные!
- А что разучила мужская группа певцов?
- О, тут я не пожалею комплиментов. Они просто молодцы. Разучили старинную рекрутскую песню (Никрут көе). Песня очень грустная, трагическая, ведь в прошлом рекруты уходили на военную службу как на смерть. И в то время песня очень мужественная, тоже мощная. Парни спели ее со всей своей молодой энергией. Это, пожалуй, единственный трагический эпизод веселого и праздничного концерта. Но слушателям обязательно нужны такие номера в концерте, чтобы задуматься, попереживать, может быть и всплакнуть.
- Вот Вы сказали, что слушатели из народа про одно из исполнений сказали "это по-кряшенски". Как с этим обстоит сейчас? Ведь сегодня в деревне никто не поет обрядовые песни.
- Да. Знаете, молодые люди в кряшенских деревнях не споют старинные протяжные песни - масленичные "Май чабу көе", троицкий хороводный "Тручын көе", напев Петрова дня "Питрау көе", потому что они их не знают. Уже нет этой традиции, нет той культуры звука. Разучить их сегодня заново - это высший пилотаж. Это очень сложно. Даже если послушать запись на диске. Еще должен кто-то показать голосом: как это сделать. В позапрошлом веке ведь дети учились петь, слушая старших. Мне кажется, я могу показать, как подается голос в этих песнях, и я пыталась это сделать с ансамблем "Бермянчек". Я это знаю потому, что мой научный кругозор позволяет это делать. Я ведь изучаю песни разных народов, читаю исследования о них. Поэтому в экспедициях слышу: что поют кряшены и знаю: что именно надо ценить в их пении. Сама я не певица, но меня всегда интересовал человеческий голос. Я много писала о том, как звучит голос у кряшен. Вообще из существующих ансамблей кряшен, из тех, что слышала, пожалуй, почти никто не работает над репертуаром. Назову ансамбль Казанской консерватории, ансамбль под руководством Лидии Ахметовой. Там также стоит еще поработать над аутентикой. Много самодеятельных ансамблей, которые не знают: что им петь. Я готова им помочь: приехать, встретиться, подсказать. С радостью! С пением старинных песен пока впереди "Бермянчек".
- Как Вам танцевальная часть концертной программы? - Это очень сильная ее часть! Вообще все танцевальные номера и эпизоды полны энергии. Особо хочу отметить композицию на кряшенскую плясовую мелодию "Чабата". Она начинается с пляски пары стариков под губную гармошку. Губная гармошка - хорошая режиссерская находка! Она звучит так тихо, трогательно, на такой простой, но такой родной мотивчик! Но постепенно раскручивается грандиозная спираль коллективного танца, заряженная молодой энергией. В конце все опять приходит к тихому звучанию и танцу стариков: так хорошо подана идея связи поколений!
Еще очень интересна ритмо-шумовая композиция из звуков труда: звучат металл, дерево. Многие из этих звучащих там предметов используются в традиционных культурах мира как музыкальные инструменты (удары по металлической трубе, звучащая стиральная доска). И вот остроумное решение: эти трудовые звуки очень органично переходят в ритм танца, ритмичный топот ног без музыки. И опять же - возникает прекрасный контакт с залом.
- В нашей беседе сплошной позитив. А хоть что-то вызывает у Вас вопросы?
- Вы спрашиваете мое мнение, скажу. Вот я не совсем поняла что означает танец девушек в белых балахонах (напоминает славянскую купальскую ночь), не понятно зачем ирландская чечетка в этом концерте. Мне кажется, когда концерт идет, разворачивается, нарастает количество кряшенских мелодий, и они такие разнобразные, красивые, эти номера - вставки - перебивают процесс восприятия. Так и хочется сказать: зачем?
- Совсем недавно состоялась презентация Вашего молькеевского тома прямо в деревне Молькеево. Там ансамбль исполнил новый разученный блок молькеевских песен из Вашей книги. Кстати, Вы и туда прибыли в мгновение ока...
- Да, я приехала по первому зову. Очень хотелось присутствовать на презентации книги в тех местах, где эта книга писалась. Я очень волновалась. Нахлынули воспоминания: как мы приходили к людям в дом, а у них работа в огороде, разгар лета, колорадский жук... А мы их просим петь. И люди пели, да как! Они пели настоящими, "правильными", старинными голосами, как сейчас уже почти никто не споет! И отвечали на вопросы: когда и где поется эта песня, почему такие слова. Как я им благодарна! Я попросила со сцены, чтобы потомки всех, кто нам пел в нашей экспедиции, получили бы книгу с молькеевскими песнями и диском в подарок. А "Бермянчек" спел на этой презентации также как и в Казани, блок из четырех молькеевских песен, которые мы разучивали вместе: две масленичные, гостевую, рекрутскую. Это был своеобразный экзамен. Как это трогательно: спеть фольклор определенной местности прямо на этой местности!
- Что Вы скажете о перспективах ансамбля?
- Я думаю, что у ансмбля "Бермянчек" есть прекрасное будущее, если он будет идти правильным путем. Если постарается не быть похожим на другие ансамбли. Если бережно будет относиться к живому фольклорному материалу - песням, танцам. А это хрупкий материал, его очень легко поломать, испортить, унизить. Мы ведь знаем массу примеров за последние 50-60 лет по всей России, когда некоторые государственные ансамбли песни и танца живут стереотипами и штампами. Мы сейчас радуемся и заваливаем их комплиментами, и совершенно искренне! Но не нужно им превращаться в бронзовый памятник! Побеждает тот, кто в поиске! Постоянно!
- Спасибо Вам большое за беседу, за Ваш горячий интерес к культуре кряшен. Желаем Вам успехов! До новых встреч.
Людмила БЕЛОУСОВА

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: