Туганайлар

Метания души

После публикации в нашей газете интервью с англичанином Максимом Эдвардсом, который поделился со своими взглядами на современное положение кряшен в Татарстане, в редакцию поступило письмо от девушки, которая, как и многие другие, испытала на себе все «прелести» негативного отношения к кряшенам. Эльвира Константинова решила рассказать о своих детских переживаниях, связанных...

Мне часто вспоминается одна история из моих далёких школьных лет, когда я ещё получала образование в первой татарской гимназии города Елабуги. Она не даёт мне покоя и по сегодняшний день.

Училась я где-то в пятом классе, когда по школьной программе нам дали домашнее задание написать реферат на какую-то тему, впрочем, это маловажно. Интересен факт: когда в библиотеке мне начали оформлять карточку для читального зала, библиотекарь спросила меня: «Ваша национальность?», на что я, не задумываясь, ответила: «Кряшенка». Она смотрела на меня с таким выражением лица, что я засмущалась. Она переспросила ещё раз, но в этот момент я уже и не знала, что ответить, тогда она, поняв сложность ситуации, вписала в графу «татарка». Мое происхождение, для меня было нечто необъяснимое, все эти годы я, наверняка, и не задумывалась, кто я в действительности, да и маленькая ещё была. Но это меня каким-то образом и обидело, ведь я - кряшенка, а не татарка!

Честно говоря, всегда ощущала себя не в своей тарелке среди татар-мусульман, потому что ещё со школьных времён в классе была единственной девочкой с русской фамилией. Мне часто задавали вопрос «Почему ты татарка, но с русской фамилией?», даже и не помню, что я говорила им в ответ. Почему-то тогда мне тоже хотелось быть девочкой с красивой татарской фамилией, как и все остальные, даже примеряла под своё имя разные фамилии, и меня всегда тянуло к татарам-мусульманам. Мне нравились девочки в платочках и мечети казались для меня самыми священными местами на земле. Признаюсь, в детстве я боялась церкви, но знала, что я не просто татарка, а кряшенка. Наверное, всё приходит с возрастом, переосмысление жизни в целом, ведь сейчас я спокойно захожу в церкви и без смущения говорю об этом моим знакомым - мусульманам.

По сегодняшний день кряшены живут бок о бок с татарами-мусульманами и, казалось бы, живут дружно. Но, исходя из личного опыта общения с татарами-мусульманами, хочу сказать одно: они до сих пор считают нас изменниками веры, хотя открытым текстом об этом и не говорят. Часто, общаясь с ними, я слышу такие фразы: «Почему ты не принимаешь ислам?». Да, возможно, я бы и приняла эту веру, но Бог дал мне, моим родителям, дедушкам и прадедушкам православную и отступать от неё я не могу.

Был ещё один немаловажный момент в моей жизни: будучи студенткой университета, мне вдруг захотелось принять ислам. Причём я так настойчиво уверяла маму, в том, что я должна это сделать, и хочу изменить фамилию на татарскую. К счастью, это не произошло. Сейчас я понимаю, что это наверняка было итогом давления нашего общества, ведь татар-мусульман намного больше и их идеология дала толчок моим мышлениям о мировоззрении и вероисповедании.

В нашем обществе много русских, принявших ислам, или же наоборот. Никто никого не должен осуждать, ведь у каждого своё сердце, что оно подскажет или к чему оно тянется, то и принимает наша душа, каждый человек имеет право на свое мировоззрение. Ведь ни историки, ни учёные по сей день не могут дать нам точный ответ на вопрос: «А были до Ивана Грозного кряшены или нет?». Важно сейчас одно: мы - кряшены, смогли дожить до сегодняшнего дня, хотя, прошли нелёгкий путь через столетия. Да, нас осуждали за отчуждение от веры, нас сторонились, одним словом, считали недругами. Но ведь Бог один и каждый молится по-своему, и я считаю, никто нам насильно в подсознание не должен внедрять ту или иную веру. Главное, всё должно исходить от сердца и души.

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: