Туганайлар

Марина КАРПОВА: «Мне хочется делать шаг вперёд, а не топтаться на месте».

В этом году творческая интеллигенция Татарстана пополнилась новыми лицами. На прошедшем республиканском фестивале Питрау всё кряшенское население Татарстана было очаровано финалисткой конкурса «Кряшен чибяре», экс-солисткой Русского народного хора имени Пятницкого Мариной КАРПОВОЙ. Сегодня она - гость нашей редакции.

- Марина, расскажи о своей семье.

- Я родилась в городе Октябрьский Республики Башкортостан в обычной советской семье, вторым ребенком, долгожданной дочкой. На тот момент папа работал водителем Икаруса, мама - поваром в детском саду. Мы жили в однокомнатной квартире. И уже с детства помню, как мне было года три, и я выстраивала в нашей однокомнатной квартире стулья в ряд, представляя, что это сцена, и объявляла себя «Заслуженная артистка СССР - Марина Карпова».

Мои родители уже 35 лет вместе, их семья для меня образец. Они прошли огонь, воду, медные трубы, и при этом любят друг друга. Хотя ничего не предвещало любви, потому что папа просто маму засватал и увез в свою деревню. У неё тогда никаких чувств не было! Мы с братом никогда не видели их ссор - были ограждены от этого, и я очень благодарна им за это. Со временем наша семья окрепла и финансово, и духовно.

Мама - это моя лучшая подруга, которая знает всю мою подноготную. А папа поражается, откуда у меня такие амбиции, он совершенно другой человек, спокойный. Кстати, он хорошо поет. А локомотив и идейный вдохновитель нашей семьи - мама. Сейчас мои родители вышли на пенсию, оставили город и уехали жить в деревню, где сейчас всего 8 домов. Брат - Дмитрий старше меня на 8 лет, и всю жизнь он для меня поддержка и опора. Мой муж Максим - бизнесмен. С творчеством никак не связан, дома ему приходится терпеть постоянные концерты, ведь я всегда пою. Он как лакмусовая бумажка: выбирая репертуар, я прошу его дать совет. Я так мечтаю, что сынок Кузьма будет далек от творчества, ведь он все-таки мальчик. Хочется отдать его в спорт, что-нибудь мужественное, а он в свои три года поет! Видимо, оттого, что, будучи еще в утробе матери, уже пел и ездил по гастролям! А еще мы с ним защитили диплом и спустя две недели он появился на свет! Все же я мечтаю, что он станет врачом.

Когда я вышла замуж, мне некогда было менять документы на новую фамилию, так и осталась Мариной Карповой. Фамилия - это то, что досталось мне от родителей, и то, какая я есть сегодня - это во многом их заслуга, поэтому в дань уважения к ним, было бы правильным её сохранить.

- Как началась твоя творческая жизнь?

- С 5 лет я занималась в русском фольклорном ансамбле «Таусень». Мы уже с шести лет участвовали на разных конкурсах и фестивалях.

Думаю, что внутренний стержень сформировался именно тогда. Потому что любая здоровая конкуренция - это всегда какой-то рост. Несмотря на то, что это был детский коллектив, конкуренция была - каждый хотел лучший запев, лучшую песню. Мы ездили на всероссийские, международные конкурсы, мы побывали во всероссийском детском центре «Орлёнок». Наверное, тогда была предрешена моя судьба, что дальнейшая жизнь будет связана с русским народным творчеством.

- Когда ты поняла, что хочешь стать артисткой?

- Мои родители хотели видеть меня врачом. До 9 класса мучилась в химико-биологическом классе, где было 6 часов в неделю химии, со слезами на глазах сидела и пыталась решить задания, которые мне не давались. Тогда я поставила родителей перед фактом, что после 9 класса пойду в музыкальное училище. Это был как гром среди ясного неба - они ожидали от меня большего. Наперекор им поступила в Октябрьское музыкальное училище. Уже на первом месяце учебы поняла, что это не тот уровень, что мне хочется делать шаг вперед, а не топтаться на месте. Я пошла в вечернюю школу. Днём училась в училище, а вечером, в течение одного учебного года осваивала программу десятого и одиннадцатого классов. После первого курса, имея аттестат о среднем полном образовании, еще раз поставила родителей перед фактом, что хочу попробовать свои силы в Санкт-Петербурге - в университете культуры и искусств. К счастью, мои родители - это люди, которые верят в мои начинания. Я благодарна им безмерно. И в этот раз они поверили, оплатили мой перелёт в Петербург. Все знакомые крутили пальцем у виска, говоря, что поступить туда невозможно. Кстати, с детства мне часто приходилось доказывать себе и окружающим, что я что-то из себя представляю. Это стремление добиться чего-то «вопреки» всегда было во мне: «Вы не верите? Я докажу!»

В итоге, я прошла серьёзный конкурс - было всего 8 бюджетных мест и более десяти человек на место! Желающих было много, среди них немало мальчиков (а мальчики всегда на вес золота в творческих учебных заведениях). Из 20 возможных баллов я набрала 19. Для меня это был колоссальный результат! Таким образом, в 16 лет я стала «абсолютно свободным человеком», но все-таки еще финансово зависела от родителей.

- Как складывалась учеба в Петербурге?

- Мне было сложно, потому что все были с хорошей базой, после музыкальных училищ. У меня только музыкальная школа (фольклорное отделение) и один курс училища. Приходилось доказывать, что я не зря попала на это бюджетное место и достойна учиться здесь. Старания привели к тому, что после первого курса я получила губернаторскую стипендию.

У меня слёзы наворачиваются, вспоминая, как я тащила из отделения почты 8 ктлограммов сала, отправленного мамой, как папа по договоренности с работы отправлял мешки с картошкой, как я ждала эти посылки… Всегда хотелось быть независимой от родителей, но при этом понимала, что не могу звонить родителям и говорить: «Знаете, мне не хватает тех денег, которые вы мне отправляете». Уже на втором курсе поняла, что на все мои пожелания родительских финансов (а это вся мамина зарплата), мне не хватает. Надо самой что-то делать, чтобы воплощать свои мечты.

- Каким ветром тебя занесло в Хор имени Пятницкого?

- Когда я училась на втором курсе, в Петербург приехал Хор имени Пятницкого. Я покупаю билет за 550 рублей, 13-й ряд, 66 место. Понятие имела о хоре весьма смутное, но понимала, что они на слуху, что это должно быть что-то грандиозное. Просидев концерт, поняла, что это то, к чему я должна стремиться, и где должна работать. Спустя некоторое время нам, трем девочкам, раздававшим возле метро флаеры на концерт, выдали билеты на фестиваль национальных культур. Там участвовали Ансамбль песни и танца Татарстана, Ансамбль народного танца имени Файзи Гаскарова из Уфы, и, конечно, Хор имени Пятницкого. После концерта меня осенило, что сейчас я должна пройти за кулисы и заявить о себе, о своей готовности на любые творческие эксперименты. На мое счастье, на сцене стояла художественный руководитель хора Александра Андреевна Пермякова. Она поворачивается и говорит: «Что вы хотели?» Я растерянно начинаю быстро говорить, что я из Башкирии, учусь в Санкт-Петербургском университете культуры, с детства мечтаю петь в вашем хоре (хотя с творчеством хора познакомилась совсем недавно). Она мне ответила: «У меня желающих, как ты, пол России!». Но, видимо, решила дать мне шанс и велела взять координаты у директора.

У меня новое забвение - на горизонте Москва, хор Пятницкого! Родители были в шоке: «С такими усилиями попала в Санкт-Петербург, какая тебе Москва? Учись, получи диплом, а потом делай, что хочешь! Хочешь - хор Пятницкого, хочешь - хор Турецкого…» Но… Это была бы не я. Недолго думая, я собрала свой чемодан, села в поезд и отправилась в Москву.

- Как проходил отбор?

- Я приехала рано утром, Москву не знала, проводила время на Красной площади, на Арбате, и в назначенный час подошла к филармонии. Прослушивание длилось очень долго, наверное, часов пять. Я и пела, и плясала, и читала стихи, ходила в костюме, с книгой на голове - что только со мной не вытворяли! В итоге говорят: «Тебе сколько лет?». Я говорю: «Семнадцать». - «А когда восемнадцать?», - «Через пару месяцев». - «Закрывай сессию и приезжай на прослушивание, когда тебе исполнится восемнадцать!»

Я приехала во второй раз перед Новым годом. Меня снова послушали, посмотрели, сказали: «Хорошо, приезжай после Нового года». Это было 29 декабря. Я иду на Казанский вокзал, чтобы уехать в Башкирию, а кассир говорит, что билетов в моем направлении нет. И тут брат сообщает мне, что его друг и однокурсник Максим сейчас в Москве, едет обратно в Башкирию на машине. Тогда ничто не предвещало, что пройдет пять лет, и я выйду замуж за этого друга…

После Нового года я приехала в Москву уже в третий раз. Художественный руководитель заявляет, что завтра выступление хора в концертном зале имени Чайковского, мне дают сольный запев, если выдержу экзамен - остаюсь. Терять было нечего! Если не получится - есть много других коллективов. И 15 января 2008 года моя судьба решилась: я выстояла! Это огромный коллектив с вековой историей, где каждая девочка - кладезь вокального искусства, все красавицы, умницы! Сложно было потому, что меня выставили сразу в качестве солистки. Когда тебе только 18 лет, сложно осознать своими детскими мозгами всю значимость момента! У меня сейчас потрясающие воспоминания!

Первые полгода моей работы проходили в поезде Москва - Санкт-Петербург, ведь я продолжала учебу на дневном отделении. Благо, что там пошли навстречу, закрывали глаза на пропуски. Закрыв сессию, уехала на гастроли, после которых должна была поступить в Московский государственный музыкально-педагогический институт имени Ипполитова-Иванова. Приехав с гастролей, узнала, что набор уже закончен. В слезах побежала к ректору, объяснила всю ситуацию, он, выслушав меня, заявил, что на мой третий курс мест нет, но есть место на втором. У меня не было выбора. Вместо пяти, проучилась шесть лет.

- Как складывались отношения в коллективе?

- Хор Пятницкого - это коллектив, который научил меня многому. В плане творчества, в плане профессионализма, а самое главное - научили человечности. Такие большие коллективы дают наглядный пример - как оставаться человеком, когда каждая хочет быть лучшей. Да, конкуренция была суровая, жесткая. Но препятствия, которые есть на пути, делают сильнее, позволяют не расслабляться и держать себя в тонусе. У меня в хоре остались подруги, мы продолжаем общаться. Я проработала там более семи лет, вышла замуж, ушла в декрет, а вернуться из декрета на те же позиции в таком огромном коллективе - это дорогого стоит! Поэтому, я вернулась очень рано, через шесть месяцев после рождения ребенка, так как через год это было бы нереально. Время было для меня достаточно сложное, потому что ребенок, муж, семья требовали внимания. Приходилось постоянно просить приехать маму. Муж спокойно относился к моей гастрольной жизни. Брал меня в жены артисткой, поэтому не ставил меня перед выбором - семья или работа. Он заинтересован, чтобы я была чем-то увлечена, у меня был какой-то рост, было к чему стремиться, совершенствоваться.

- Как повлиял на тебя переезд в Казань?

- Я благодарна обстоятельствам, потому что сейчас я могу больше времени посвящать своей семье, а главное - своему ребенку. В Казани останавливаться на достигнутом не намерена. Думаю, что и тут найду себе поприще.

Теперь пою в Государственном ансамбле кряшен «Бермянчек», благодарна директору ансамбля Артуру Полякову, что он меня поддержал. Мне, правда, было сложно - я приехала из большого коллектива, где была не много, не мало - солисткой. Приехав сюда, мне казалось, что здесь все не так, как должно быть в моем понимании. Но, с другой стороны, я не могу приехать в чужой монастырь со своим уставом. Тут сложившийся коллектив, и поэтому я должна найти в себе силы, ума, мудрости, чтобы в сложившихся обстоятельствах достойно представлять то, что могу сделать. В «Бермянчек» мне дали возможность петь сольно. Кряшенские песни для меня, что греха таить, дремучий лес. Хотя мои бабушки были потрясающие певуньи, но к их пению всегда относилась так, будто это меня никогда не затронет. Я бы никогда не стала изучать свою культуру и традиции, если бы не переехала в Казань. При подготовке к конкурсу «Кряшен чибяре» мне пришлось глубоко копнуть - там, в Бакалах, я нашла старые песни, молитвы. Наверное, теперь душа бабушки радуется, что кто-то впитал это от неё, и кому-то пригодились её песни.

- Какие остались впечатления от конкурса «Кряшен чибяре»?

- При подготовке к конкурсу я всколыхнула весь Бакалинский район. Мои родители взяли на себя кулинарную часть конкурса - готовили 10 блюд в течение недели, специально по этому случаю зарезали барана для «кан тәбәсе», ставили медовуху… Они везли целую машину еды! Я благодарна всем участникам фольклорного коллектива из Илеково и Умирово, которые меня поддержали, несмотря на то, что лето, горячая трудовая пора - и стадо, и сенокос, и огород! А тут я со своим Питрау! А ехать-то не ближний свет! Отмечу, что мне всегда встречаются хорошие люди.

Когда мы делали номер «Солдат озату көе», я никак не могла перестать плакать! Я считаю, что человек, который не пережил ничего в жизни, не может со сцены что-то вещать. Без тех переживаний, без своего жизненного опыта я не смогла бы так открыть свою душу. Во время награждения не совсем осознавала, какое место заняла - эмоции зашкаливали. Для меня этот конкурс - хороший опыт.

Может быть, оно и к лучшему, что короны нет, потому что, когда не достигаю цели, которую ставлю, меня это подстегивает больше. Сейчас я начала работать куда плодотворнее.

- Какими проектами ты занята сейчас?

- После Москвы с сумасшедшим ритмом жизни, поначалу было неудовлетворение тем, что я ничем не занята. Сейчас работаю с Филармоническим джаз-оркестром Республики Татарстан. С 21 сентября у нас гастрольный тур - Октябрьский - Уфа - Туймазы. Помимо фольклора и работы в «Бермянчек», хочу проявить себя и в эстрадно-джазовом жанре. Я готова на любые эксперименты, я открыта для всего. Даже если я не стану великой солисткой джазового оркестра, для меня это новый этап, возможность чему-то научиться. Я никогда не имела представления, как поют джазовые певицы. В моем исполнении это еще сложно назвать джазом, это скорее пародия, но все равно я благодарна, что мне дали такую возможность.

Еще один шаг - я записала песню! На стихи Надежды Токрановой я написала музыку и 12-13 сентября сняла клип. Песня про любовь, называется «Канатлы сөю». Так что ждите новый кряшенский клип на местном музыкальном канале!

- Какие планы на будущее?

- Сумасшедшие. Я мечтаю открыть Центр детского творчества и набирать туда талантливых детей. В свое время мне было очень тяжело. Все говорят - «Вот, приехала из Москвы». А ведь никто не понимает, что в Москву меня никто не звал, с красной дорожкой у трапа самолета не встречал. Что мешает другим девочкам сейчас, или моим ровесницам, десять лет назад, закрыв глаза, намотав сопли на кулак, двигаться вперед и достигать каких-то высот? Этот колоссальный опыт, который у меня есть, это не чья-то заслуга! И мне очень обидно, когда говорят, что я не могу соперничать с девочками из деревни, ведь я сама когда-то выбралась из глубинки. Когда я приехала в Москву в третий раз на прослушивание, я соврала родителям, что мне дали жилье, а ночевала на Казанском вокзале! Я ставила всё на кон, чтобы только попасть в Хор имени Пятницкого, зарабатывать самой деньги и жить так, как я хочу. Я за то, чтобы помогать нуждающимся в поддержке людям, талантливым детям. Благо, у меня были родители, которые поддерживали мои сумасшедшие идеи, находили средства. Часто бывает так, что есть талант, есть стремление, но нет денег. И в такие минуты должно быть какое-то пристанище, и я готова, если ребята ко мне придут.

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: