Туганайлар

ЛИЛИЯ САРВАРОВА: «У исполнителя народной песни должен быть зов крови»

Воссоздание подлинной народной манеры исполнения - это то, к чему стремятся фольклористы всего мира. Добиться настоящего аутентичного исполнения в современных условиях жизни, когда многое позабыто, довольно непросто. Руководитель фольклорного ансамбля Казанской государственной консерватории Лилия Сарварова рассказала корреспонденту газеты «Туганайлар» о том, как достигается максимальное соответствие этнорегиональной песенной традиции в её...

- Расскажите, как в консерватории появился фольклорный ансамбль?

- Фольклорный ансамбль Казанской консерватории был создан в 2005 году, на основе кафедры этномузыкологии, которая открылась в 2003 году. Первым руководителем кафедры стала Елена Михайловна Смирнова, в рамках учебного плана по её инициативе возник такой фольклорный ансамбль. Первым руководителем коллектива стала тогда выпускница Санкт-Петербургской государственной консерватории, председатель Казанского филиала Российского фольклорного союза Наталья Борисовна Кондратьева. С 2007 года ансамблем стала руководить я.

- Как попадают участницы в коллектив?

- Ансамбль наш учебный, нужно помнить об этом. Участ-ницы автоматически попадают в ансамбль, поступая на кафедру татарской музыки и этномузыкологии. Это их обязательный предмет, это их специальность, они сдают государственный экзамен по этой дисциплине, представляют собственную программу, составленную на основе записей, собранных в экспедициях.

- В чем заключается основная идея кафедры этномузыкологии?

- В воспитании этномузыкологов. Этномузыколог - это человек, который разбирается в народной музыке, его дея-тельность может быть в самых разных ипостасях: он может и преподавать, может быть и кабинетным ученым, может создавать свои коллективы и так далее. Одним словом, это человек, который знает фольк-лор. Каким образом это происходит? Не только в форме прослушивания лекций ведущих этномузыкологов, фольклористов Казани и региона, но и в форме экспедиционных выездов. Каждое лето наши девочки выезжают в экспедиции, в какой-то район, ареал, собирают материал в течение определенного количества времени, его обрабатывают, расшифровывают, все песни ложатся на ноты, на этой базе они делают дипломную работу, в том числе собранный ими материал идет в репертуар ансамбля.

- Если кафедра этномузыкологии открылась только в 2005 году, то Вы сами на какой кафедре обучались?

- Я училась на кафедре татарской музыки, но аспирантуру закончила уже на кафедре этномузыкологии. Сама я в то время занималась мишарями и продолжаю изучать эту тему по сей день.

- В репертуаре ансамбля только песни или вы используете и другие жанры?

- Основной принцип нашего ансамбля - мы используем только то, что сами собираем. В экспедициях записываем разного рода фольклорный материал, конечно и хорео-графию, так как танцы еще продолжают существовать у многих народов.

- Сейчас на канале "ТНВ" появилась передача «Аулак өй», которая пытается вынести фольклор на широкую публику. Вы хотели бы принять участие там?

- Две девушки из нашего ансамбля - Анастасия Степанова и Лилия Зиганшина - уже принимали участие в этой передаче, как гости, вместе с государственным ансамблем «Бермянчек». Они исполняли кряшенские песни в выпуске, посвященном Вербному воскресению. Конечно, в будущем мы с нашим ансамблем с удовольствием могли бы принять участие в этом проекте.

- А что интересного вы могли бы там показать?

- Какие-то обряды, например, кряшенские. Или же мишарские танцы. Кряшенских песен у нас огромное количество, в том числе и нагайбак-ских. Интересного материала много, если поступит предложение - продумаем.

- Из фольклорных образцов каких народов состоит ваш репертуар?

- В самом Татарстане живут представители самых разных национальностей: взять даже разные районы республики - тут представлены и марийцы, и удмурты, и кряшены… Вот и у нас в консерватории учится самый разный национальный состав. Например, возьмем прошлый выпуск: у нас заканчивали учебу башкирка и марийка. Соответственно, мы представили башкирскую и марийскую программу. На следующий год у нас на выпуске будут кряшенская и мишар-ская программы. Исходя из этнической ситуации мы поем на пяти-шести языках.

- А столько костюмов откуда берете?

- Костюмы - это отдельная история! Наша задача - не только петь, но и представлять фольклор так, как он бытует в народной среде. Аутентичность преследуется нами на всех этапах: начиная от исполнения, заканчивая костюмом. Часть наших участниц выступает в настоящих костюмах, которые они привезли из экспедиций или им подарили свои собственные бабушки. Например, две участницы (казанские татарки) выступают в костюмах, которые носили в 30-40-х годах их бабушки. А часть костюмов шьется по точным эскизам, которые делаем мы сами во время этнографических экспедиций - в том случае, если нам эти костюмы не дарят. Стараемся как можно точнее зарисовать, подобрать подходящие ткани, то есть воспроизвести так, как есть на самом деле.

- Чем отличается аутентичное исполнение от академического?

- Это что называется «две разные песни». Наши студентки, обучающиеся на кафедре этномузыкологии, владеют только аутентичной формой исполнения. Понимаете, выпустить исполнителя - это не наша задача. Наша цель - выпустить специалиста по фольклору. Если наш выпускник становится исполнителем - это замечательно, но это не самое главное. У наших студентов - очень сложный учебный план: теория фольклора, история фольклора, огромный теоретический курс, то есть, по сути, они учатся как музыковеды! Для того чтобы обучиться академическому пению, у нас есть отделение сольного пения - там учат только петь. А у нас происходит именно комплексное взращивание грамотного специалиста.

- Почему-то у вас в ансамбле совсем нет мальчиков…

- Да… У нас есть мальчики, которые приходят к нам только играть на гармошке, а так, чтобы поступали к нам на кафедру и учились - такого еще не было. Это вообще беда музыковедения.

- На Ваш взгляд, в чем особенность кряшенской песни?

- Любая песня, традиция - большая загадка! Я убеждена, что лучше всего поют свои песни носители традиций - кряшенскую песню «как надо» споет именно кряшенка, мишарскую лучше всего исполнит мишарка, чувашскую - лучше споет чуваш, как ни старайся! Мало того, что носитель традиции лучше знает язык, но и зов крови у исполнителя должен быть. Вот наша Настя Степанова: рот открывает и поет сразу по-кряшенски, ничего не надо делать - заставлять учить, слушать - все от природы. То есть помимо диалектных, тембровых и других особенностей, у исполнителя должно быть что-то внутри: «моң», как говорят у казанских татар. То есть, когда ты поешь, нужно сделать так, чтобы зрители поверили. А вообще, мы очень любим петь именно кряшенские песни.

- Все ли песни нравится исполнять участникам ансамбля, какие сложности у них возникают?

- Вообще, фольклор и молодежь - тема особенная. Потому что изначально, когда приходишь в неподготовленную аудиторию - все пребывают в неком шоке, так как мы не поем академическими голосами. В таком же шоке пребывают девочки, которые приходят к нам на первый курс. Но постепенно они проникаются, начинают понимать, вникать и потом уже везде несут флаг этого аутентичного исполнения. Им становится интересно знакомиться с новыми культурами. Сложности возникают с языком. К примеру, мы делали марийскую программу, а в ансамбле всего две марийки. А программу нужно делать. Естественно, с языком пришлось бороться: мало того, что язык марийский, там еще и диалект был восточный.Сами студентки помогают друг другу с усвоением материала: студентка-марийка работает с остальными по марийскому языку. В другом случае чувашка помогает разобраться в чувашском. У кряшен тоже свой диалект, а у мишарей - другой. Это нужно чувствовать, слышать. Человек должен нести свою культуру именно в том виде, в котором она существует.

- В каких конкурсах, фестивалях принимал участие ансамбль? Какие достижения есть на сегодняшний день?

- Мы участвовали в различных конкурсах, занимали призовые места, но участие в конкурсах не является для нас самоцелью. Нам больше нравится принимать участие в фольклорных фестивалях. Например, в прошлом году мы ездили в Москву на фестиваль «Живая традиция» - это достаточно известный фестиваль именно аутентичных исполнителей. Фольклор ведь в разных формах существует: вот есть Надежда Бабкина, это же не аутентичный фольклор, это что-то на грани фольклора и поп-музыки. А вот на «Живой традиции» собираются коллективы, которые работают именно в аутентичном направлении. Мы были там единственным коллективом, который представлял нерусский фольклор. Представляете, это было настолько интересно для всех - начиная от языка, заканчивая костюмами, наш ансамбль произвел впечатление. Нам очень нравится и конкурс-фестиваль «Туым Жондозы». Если в прошлом году солистка нашего ансамбля Эльвира Камалова стала обладательницей Гран-при фестиваля молодых исполнителей кряшенской песни, то в этом году принял участие в конкурсе весь ансамбль и стал обладателем первого места.

- Две участницы вашего ансамбля стали солистками Государственного ансамбля кряшен «Бермянчек». Как Вы относитесь к этому?

- Конечно, я всячески поддерживаю их (лишь бы это не мешало их основной учебе). Во-первых, там они получают определенный опыт, во-вторых, они поют не в какой-нибудь рок-группе, а в фольк-лорном коллективе. Может быть, это станет их будущей профессией. Вообще, к работе ансамбля «Бермянчек» отношусь положительно. Прекрасно, что такой ансамбль у кряшен вообще есть. Это большой труд. Тем более не вся наша публика, даже сами кряшены, готовы принимать аутентичное направление. Очень сложная задача - угодить разным потребностям зрителей и в то же время воспроизвести кряшенскийзвукоидеал. Но хочу сказать, что с ними работает Геннадий Макаров и уже само участие его в жизни этого коллектива дает определенную гарантию качества. Хочется верить: то, что они сейчас делают, даст хороший результат. Ведь в нашей работе нет четких инструкций и учебников - многое строится на уровне интуиции, ощущений, поисков. Поэтому, хочу пожелать им успехов в работе!

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: