Туганайлар

Крисмас - значит Рождество

Новый 2014 год я встретила в Люксембурге. Здесь уже прошло католическое Рождество, отшумел Крисмас Маркет, как они именуют Рождественскую ярмарку. Трехдневные выходные остались позади и начались обычные трудовые будни. Здесь никто, как у нас, не празднует 31 числа наступления Нового года. Это обычный день календаря, после чего начинается исчисление наступившего...

Новый 2014 год я встретила в Люксембурге. Здесь уже прошло католическое Рождество, отшумел Крисмас Маркет, как они именуют Рождественскую ярмарку. Трехдневные выходные остались позади и начались обычные трудовые будни. Здесь никто, как у нас, не празднует 31 числа наступления Нового года. Это обычный день календаря, после чего начинается исчисление наступившего года.
Мы с дочерью лепим на кухне манты и режем традиционные русские салаты. Скоро должны вернуться ее соседи - студенты и аспиранты Люксембургского университета. Стол накрываем в большой комнате, где стоят круглый стол и мягкие диваны. В углу сверкает огнями елка, под ней рождественские гостинцы - орехи, конфеты, пряники… Каждый положил под елку подарки для соседей, и сладкие, и с сюрпризом - одним словом, у кого как с фантазией.
В этом домике-теремке, принадлежащем Фонду поддержки иностранных студентов "Лизель", живут четверо. Они занимают четыре комнаты, расположенные на 2-м и 3-м этажах. По здешним законам, заселение двоих студентов в одной комнате считается нарушением прав человека. В общем зале, что на первом этаже, на трех стенах висят три картины: африканская маска, изображение китайского божества со множеством конечностей и… наша русская Золушка! Намек на дружбу народов, представленных в этом небольшом домике.
Скоро к нашему Новогоднему столику присоединяются Гладис, Че и Абду. К мантам, салатам и привезенному из Казани чак-чаку добавляются тушеные бананы и горочка африканских жареных пончиков - душистых, ароматных, нежных. Мы включаем Интернет и слушаем речь Путина, произнесенный с елки в Хабаровске. Нашим соседям по душе, что Президент встречает Новый Год вместе с народом. Они, вместе с нами, уже два дня сидят перед телевизором и переживают по поводу трагедии в Волгограде. Мы стоя произносим на разных языках "ура" и пьем люксембургское шампанское в честь наступления Нового Года в России! А в Люксембурге он наступит спустя три часа, и нам еще есть о чем говорить…
Гладис приехала из Камеруна и учится в магистратуре на экономиста. Она три года не была дома и ждет не дождется февраля, когда настанет время возвращения на родину. Затем хочет работать в одной международной компании. Таких в Камеруне немного, но они есть. После того, как страна перестала быть колонией Франции, завязываются кое-какие международные связи. Но экономика развивается слабо, говорит Гладис. Президент, которому уже за восемьдесят лет, руководил страной еще при колонии, поэтому, хоть и поменялся экономический строй, отношения с Францией остались прежними. Как подтверждение ее слов, по телевизору транслируют похороны Нельсона Манделы, куда съехалась вся мировая общественность. Приехал даже Барак Обама. Из "своих" не было президента Камеруна, который отбыл в Париж по важ- ным государственным делам…
В семье у Гладис 13 детей. Она третий ребенок, поэтому ей пришлось нянчить своих братьев и сестер, по которым очень скучает. Мама - учительница начальных классов, папа занимается политикой и имеет еще одну семью, что у них считается в порядке вещей….
Че учится в докторантуре и вернется в Китай высококвалифицированным специалистом по компьютерным технологиям. Он знает несколько слов на русском. А вот его родители понимают по-русски, так как учили язык в школе. Че даже знает по куплету песни своих родителей - "Подмосковные вечера", что поет отец, и мамину любимую "Ой, рябина кудрявая". В отличие от многих китайских семей, которым запрещалось иметь второго ребенка, у Че есть брат. За второго ребенка родителям пришлось заплатить государству налог. "Он разовый, - говорит Че, - но очень большой по китайским меркам". Несмотря на то, что каждая семья имеет по одному ребенку - дать отпрыску образование большая проблема. Обучение в Китае платное и качество образования зависит от финансовых возможностей родителей. Если ребенка с самого начала отдали в относительно дешевую школу, он уже теряет возможность попасть в более дорогую со сравнительно высоким уровнем образования, соответственно, и возможность попасть в высшую школу. Идет образовательная гонка, где из детей делают вундеркиндов, давая им колоссальную нагрузку, и где конкурируют родители. Че считает, что систему образования нужно пересмотреть и обучение для детей сделать бесплатным.
Абду приехал из Сенегала. Он старше всех и уже имеет звание профессора Бразильского университета. Там он прожил несколько лет и очень любит эту страну. Так же, как у Гладис, у него два родных языка - французский и язык своего племени. Только в отличие от католички Гладис, Абду исповедует ислам. Колонизаторы французы много лет вели в стране миссионерскую деятельность, но, как говорит Абду, только 10 процентов населения стали католиками. Осталась ли обида на французов? Да. Несмотря на обретенную независимость, люди не уверены в себе, и боятся взять на себя ответственность за свою страну. Рабская психология делает свое, говорит Абду. Все кажется, что белый человек умнее, он лучше знает, как им жить…
Что же здесь делает Абду? Имея статус профессора (пусть и Бразильского университета), какая необходимость учиться в магистратуре? Получая дополнительное образование в Люксембурге, Абду добивается решения одного образовательного проекта для своей страны через правительство Люксембурга. Если у него все получится, он откроет в Сенегале две школы для детей из бедных семей. А его страна сейчас остро нуждается в образованных людях.
Наше застолье завершилось встречей Нового Года по Люксембургскому времени. Мы подняли бокалы за то, чтобы все задуманное в Новом Году сбылось! Пусть у этих молодых людей, каждый из которых является патриотом своей страны, все получится!
Людмила БЕЛОУСОВ

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: