Туганайлар

Изведал все ужасы плена, но не сдался

Почти сорок лет прошло с тех пор, как исчезло с лица земли село Старое Утяганово, от которого остались лишь одичавшие сады, заброшенный погост да старые- престарые тополя. Между тем, в этой деревне всегда жили работящие люди, которые любовно обихаживали родную землю, а в недобрый час войны уходили на защиту Родины,...

Почти сорок лет прошло с тех пор, как исчезло с лица земли село Старое Утяганово, от которого остались лишь одичавшие сады, заброшенный погост да старые- престарые тополя.
Между тем, в этой деревне всегда жили работящие люди, которые любовно обихаживали родную землю, а в недобрый час войны уходили на защиту Родины, частичкой которой было Старое Утяганово Елабужского района. Семьи Трофимовых-Ефремовых - яркий тому пример.
В самом начале войны из одной семьи ушли на фронт Михаил, Николай и Александр, а осенью 1941 года настал черед и Андрея Егоровича, который был самым пожилым среди призывников - ему было уже 49 лет. А в пятьдесят он погиб на Волховском фронте. Ныне здравствующий внук Андрея Егоровича - Иван Трофимов - может многое рассказать об отце, участнике Великой Отечественной войны - Иване Андреевиче Трофимове.
С октября 1939 года Иван Трофимов служил под Владивостоком, а в 1942 году воевал под Сталинградом, командуя отделением. В феврале 1943 года во время операции по освобождению Ростова-на-Дону попал в немецкий плен.
По его рассказам, в два часа ночи их батальон прибыл в станицу под Ростовом-на-Дону, где бойцов расквартировали и разрешили отдохнуть. Командование объявило: немецкий оборонительный рубеж находится в нескольких километрах от станицы. Однако в четыре утра отряд мотоциклистов внезапно захватил станицу, весь личный состав батальона оказался в плену, так как солдаты спали после изнурительного ночного перехода.
С 1 февраля 1943 года по 13 марта 1944 года Иван находился в лагерях военнопленных в городах Ростов, Мокеевка, Сталино, Запорожье, Кривой Рог. 14 марта 1944 года совершил побег, был пойман немцами в д. Сербовка, жестоко избит, затем отправлен в другой концлагерь. Это был огороженный колючей проволокой участок земли, где располагалось несколько дощатых бараков. По углам оборудованы вышки с пулеметами и прожекторами, где круглосуточно находились часовые. Ограждение лагеря постоянно находилось под высоким напряжением. В это время в концлагере свирепствовала эпидемия дизентерии, немцы боялись заходить на его территорию, а военнопленных кормили очистками картофеля и отходами из немецкой солдатской столовой. Остаться живым в этих условиях было невозможно, единственным выходом был побег.
Однажды под вечер пошел сильный дождь. Недалеко от барака под ограждением образовалась промоина. Ночью Иван с двумя товарищами совершили побег через эту промоину. Всю ночь шли навстречу нашим наступающим войскам, а днем прятались в оврагах. Сильнее голода мучила жажда. Под вечер подошли к хутору, посреди которого находился колодец. В деревне было пусто. Иван осторожно пошел к колодцу, а товарищи его спрятались в сарайчике на окраине деревни. Только дошел до колодца, как в конце улицы появились полицаи. Его не заметили - о чем-то спорили меж собой. Не растерявшись, Иван схватился за ведро и прыгнул в колодец. По грудь в холодной воде стоял он несколько часов. Когда стемнело, какая-то женщина пришла за водой. Он молча схватился за ведро, женщина его почти вытащила, но, увидев, со словами: "Ой! Черт!" - выпустила из рук ручку барабана, и он снова упал в колодец.
Прошло несколько часов. Около полуночи к колодцу подошел мужчина и, нагнувшись, тихо спросил: "Сынок, ты жив еще?" Мужчина вытащил Ивана и спрятал в своем доме. Хозяин дома работал конюхом и два раза в неделю вывозил навоз за деревню. Через два дня хозяин положил Ивана на дно телеги, накрыл его досками, а сверху нагрузил навозом. На выезде из деревни полицаи вонзили вилы в навоз, никого и ничего не обнаружив, конюха пропустили. За деревней он вывалил "живой груз" вместе с навозом. До темноты Иван лежал под этой кучей, а ночью по оврагам пошел в сторону фронта. Ему повезло - ночью встретил наших разведчиков, вместе с ними перешел линию фронта и присоединился к вой скам 3-го Украинского фронта, был направлен в 235-й запасной полк, а оттуда в апреле 1944 года - в 808-й стрелковый полк, где и служил до 30 сентября 1945 года в должности командира отделения.
В составе 3-го Украинского фронта староутягановец участвовал в Никопольско-Криворожской и Ясско-Кишиневской операциях по освобождению территорий юга Украины, Молдавии, Румынии и Болгарии. Освобождал города Никополь, Кривой Рог, Николаев, Тирасполь, Кишинев, Измаил, Констанца, Бургас. День Победы он встретил в столице Болгарии - Софии.
В июне 1945 года его полк был переброшен на Дальний Восток. В августе-сентябре Иван Трофимов воевал в составе Забайкальского фронта под командованием маршала Советского Союза Родиона Малиновского против Квантунской армии на территории Маньчжурии до полной капитуляции Японии. В результате Маньчжурской операции были освобождены Северо-Восточный Китай и Северная Корея.
Потом сотрудники органов НКВД устроили Ивану Трофимову полугодовую проверку по поводу побега из немецкого концлагеря. К счастью, нашелся свидетель: в живых остался лейтенант, с которым они вмес те бежали из немецкого конц лагеря (он был уже в звании майора): проверка закончилась благополучно. В мае 1946 года его демобилизовали в воинском звании сержант. Был награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны, медалями "За отвагу", "За оборону Сталинграда", "За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", "За Победу над Японией" и другими.
Сержант Иван Трофимов оказался в числе пятидесяти фронтовиков-счастливчиков, которые вернулись в родную деревню. После войны он еще много лет трудился бригадиром, пчеловодом колхоза в родном селе.
Галина РОМАНОВА

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: