Туганайлар

Где ты, Машук әбей?

В редакцию газеты «Туганайлар» поступило письмо от нашей постоянной читательницы Анны Артемьевой из Нагайбакского района Челябинской области. В своем письме Анна Ильинична просит найти бабушку, с которой её однажды свела судьба, и мысль об этой бабушке на протяжении трёх лет не даёт ей покоя. «В 2012 году мы в составе...

В редакцию газеты «Туганайлар» поступило письмо от нашей постоянной читательницы Анны Артемьевой из Нагайбакского района Челябинской области. В своем письме Анна Ильинична просит найти бабушку, с которой её однажды свела судьба, и мысль об этой бабушке на протяжении трёх лет не даёт ей покоя.

«В 2012 году мы в составе ансамбля «Ностальгия», были на празднике Питрау в городе Набережные Челны. После нашего выступления к нам подошли две женщины: одна преклонного возраста - Машук әбей, а другая моложе - её дочь (учительница). Они нам поведали очень трагичную историю.

Это было в далёкие тридцатые годы прошлого столетия. Отец и мать Машук әбей по навету были арестованы и прямо с поля, где они работали комбайнёрами, увезли в неизвестном направлении. Машук әбей было два года, а ещё трое детей - её братьев и сестёр - были чуть постарше. Они остались на попечении бабушки. За всю жизнь, что были без родителей, им пришло одно единственное письмо. Оно было написано и отправлено из Магнитогорска, со стройки комбината. Мать писала, что здесь есть люди, которые говорят на нашем языке, что труд очень тяжёлый, но они постараются вернуться обратно, когда бы то ни было. Но прошли годы, а родители не вернулись…

Когда узнали о том, что на Питрау приедут артисты из Челябинской области, бабушка Машук попросила свою дочь привезти её в Набережные Челны. Встретив нас, она сказала: «Я так мечтала увидеть родителей, но судьбе было угодно разлучить нас и не соединить обратно. И вот сегодня, увидев вас и услышав песни на родном языке, я как будто встретилась с мамой. Теперь и умирать не страшно. Я специально приехала с гостинцами, угостить вас. Вы с той стороны, где бесследно пропали мои родители. Я как бы отдаю дань их памяти, поскольку мне уже не увидеть их могил и не поклониться им».

Затем она встала на одно колено (мы думали ей стало плохо). Оказывается, у кряшен есть такая традиция - дорогим гостям поют, встав на одно колено. Эту песню мы слышали впервые и запомнили только один куплет:

Сандугачлар сайрый чүт-чүт дип,

Без җылыйбыз әңкәебез җук-җук дип.

И вот я написала продолжение от себя:

Әбекәем баштан сыйпый «түз-түз» дип.

Җылаганга сукыр калыр күз-күз дип.

Әңкәегез кайтып керер көз-көз дип.

Җә булмаса эреп беткәч боз-боз дип.

Каргалар кычкыралар «кар-кар» дип.

Без җылыйбыз әңкәебез бар-бар дип.

Барып күрешергә җуллар тар-тар дип.

Дөңьҗәләрне күмеп киткән кар-кар дип.

Сәләмнәрен сакладык без гумер буе.

Җаннарны тик булмый күмеп куеп.

Күрешә алмый үтте гумер безнең зая.

Эзләрен ничек табыем, барыем кая.

Ник әңкәйне аерып алып, җәтим итте.

Гүмер буе күрербез дип өмөт иттек.

Әңкәебез чит җирләрдә үлеп калды.

Кайгыларга гүмер буе безне салды.

Обидно, что второпях мы не спросили ни фамилии, ни откуда приехала бабушка Машук. Теперь эта оплошность тяжелым камнем лежит на сердце. Хотелось бы через вашу газету отыскать Машук әбей или её дочь, выяснить фамилию, и тогда, возможно, удастся помочь ей разыскать место захоронения родителей. Также хотелось бы узнать подлинный текст песни».

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: