Туганайлар

Через тернии к звездам

Газета часто печатает статьи о достойных внимания и уважения людях, в том числе и о сородичах, проживающих за пределами республики. Наш следующий материал посвящен настоящему генералу - Николаю Степановичу Тарасову. О нем рассказал наш читатель Петр Куркин из Набережных Челнов. Николай Степанович Тарасов - двоюродный брат моей матери, мой дядя....

Газета часто печатает статьи о достойных внимания и уважения людях, в том числе и о сородичах, проживающих за пределами республики. Наш следующий материал посвящен настоящему генералу - Николаю Степановичу Тарасову. О нем рассказал наш читатель Петр Куркин из Набережных Челнов.

Николай Степанович Тарасов - двоюродный брат моей матери, мой дядя. В молодости, в школьные годы, я о нём, можно сказать, ничего не знал. Иногда из уст взрослых звучали рассказы о родственнике, добившемся успехов в военной карьере.

В годы учебы в институте, видимо, когда он стал уже генералом, о нем заговорили все чаще. Именно тогда у меня появилось желание встретиться с ним. К сожалению, современных средств связи тогда не было, ни адреса, ни его телефона мне найти не удалось. Знал одно: генерал Николай Тарасов служил в разных воинских частях, постоянно перемещался по стране и зарубежью.

На родину своих родителей дядя смог приехать лишь будучи отставным генералом. Но встречаться нам не суждено было ещё долго, так как в это время я жил и работал в другой области. Мальчишеское желание увидеть живого генерала, тем более родственника, не покидало никогда.

В последние годы в Набережных Челнах все больше активизировалась работа общества кряшен. На одном из юбилейных мероприятий в концертном зале имени Сары Садыковой были выставлены стенды с именами знаменитых людей-кряшен, где значились военачальники и высшие офицеры. Вот тогда-то мне и стало обидно, что среди них нет моего дяди - настоящего военного летчика, который сам сделал свою судьбу, без никакого, как говорится, блата и поддержки. Буквально 5-6 лет тому назад наша встреча состоялась. Тогда я ему передал несколько экземпляров газеты «Туганайлар», которыми он очень заинтересовался. Я от него узнал неизвестные ранее мне факты о судьбе своих родственников, переживших раскулачивание, переселение и многие другие беды. В настоящее время дядя Николай в отставке и живет в городе Мытищи Московской области.

Предлагаю небольшой рассказ о боевом офицере, летчике-истребителе 1 класса, генерал-майоре авиации, о его судьбе, записанный у него же лично.

Петр Куркин

Мой отец, Тарасов Степан Антонович, кряшен из деревни Комаровка (Кумырык) Мамадышского района, в 1931 году был раскулачен и выслан на строительство Магнитки. Мама, Захарова Офимия Ивановна, родом из кряшенской деревни Большой Шурняк Елабужского района. Но, при получении паспорта в 1953 году в городе Магнитогорске мне отказали в записи "кряшен", сказав, что в СССР такой национальности нет. Тогда я попросил записать меня нагайбаком. Тогда нагайбаки жили в Нагайбакском районе под Магнитогорском. Они были православными, говорили на одном с нами языке. Так вышло, что у них в колхозе я работал летом в 1951 и 1952 годах на заготовке сена. Под этой национальностью я живу и сейчас. Это не помешало моему продвижению по службе. Правда, я закончил Борисоглебское лётное училище и Военно-воздушную академию с отличием, затем и Академию Генерального штаба. Меня могли вообще не принять в военное училище летчиков, так как я был из семьи раскулаченного. Были ребята постарше меня, которые тоже летали в аэроклубе и жили в поселке для репрессированных. Их не приняли.

В 1953 году умер И.В. Сталин и многим дорога открылась. В 1954 году я поступил в летное училище.

Летная группа инструктора Караваева. Борисоглебск, 1957 г.

С 1938 года я жил только с матерью. В 1931-1932 годах умерли от дифтерии и скарлатины два брата и сестра, а в 1938 году на производстве погиб мой отец.

Поворотной судьбой в моей жизни стала встреча с моим легендарным родственником. В 1947 году после войны к нам приехал брат моей матери, мой дядя Захаров Петр Иванович, полный кавалер Орденов Славы. Женился на кряшенке Марии Куприяновой, и потом принял нас в свою семью. Это дало мне возможность оставить на их попечении мою мать и поступить в военное училище. Ему в паспорте в графе о национальной принадлежности написали "татарин". Видимо, по этой причине, кряшен сейчас стало в 10 раз меньше, чем сразу после революции 1917 года.

Одесса, аэродром Лиманское. 1966 г.

Проходя военную службу в ВВС на разных командных должностях: от командира истребительного авиационного полка, командира авиадивизии и до начальника штаба объединений ВВС, я ни разу не встретил ни кряшена, ни нагайбака. Везде я был такой один.

Москва, ВВА им. Гагарина. Перед парадом на Красной Площади 9 мая 1967 г.

Монголия, Улан- Батор. 23 февраля 1978 г.

Сейчас через Интернет можно многое узнать о кряшенах и нагайбаках. Во время моей службы многие меня спрашивали об этом, но я не мог давать вразумительный ответ.

нижний ряд, первый слева: генерал-майор Тарасов Николай Степанович, Заслуженный пилот СССР (налёт 20 тыс. часов, воин-интернационалист - Афганистан, Ил-76)

После увольнения в запас, в 1992 году у меня появилась возможность лучше узнать моих родственников, проживающих в Мамадышском и Елабужском районах: Тарасовых и Захаровых. Там живут замечательные люди, я несколько раз у них бывал в гостях, большое им спасибо!

Недавно в России отпраздновали день Военно-воздушных сил. В связи с этим хочется через газету "Туганайлар" передать всем кряшенам, особенно авиаторам, чистого неба и мягких посадок, хорошего здоровья, благополучия в семье и чтобы нас, кряшен, было больше.

Николай Тарасов

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: