Туганайлар

За молодёжью – будущее языка

Язык живёт, пока есть люди, которые им пользуются, и уходит в небытие, когда умирает его последний носитель

Язык является инструментом общения. В стране, где проживает большое количество разных народов, люди зачастую владеют двумя или даже тремя языками на разных уровнях. Традиционно один язык является ведущим – как правило, это русский, второй – вспомогательным. Билингвов - людей, одинаково владеющих двумя языками и пользующихся ими в повседневной жизни – не так много.

Ведущим языком у старшего поколения – наших бабушек и дедушек – является кряшенский с характерными для него особенностями. От кого еще услышишь “гүпче”, “бакчый”, “арумысез”, “кенәгә”, “сыпкы”, “тәҗел”, “гомбакты” и прочие слова? Молодёжь использованием в речи лексического богатства кряшен похвастаться не может. Куда же уходит знаменитая преемственность поколений? Почему молодёжь не владеет языком, которым пользуются их предки? На это может влиять ряд факторов, среди которых изучение татарского литературного языка в средней школе, проживание в городской среде, преимущественное употребление русского языка в речи, утрата необходимости использования слов, относящихся к говору кряшен.

Как известно, лексические особенности кряшенского говора сохранились в обрядовой лексике, в терминах родства, в названиях месяцев, дней недели, в наименованиях одежды и её элементов.

Однако стоит отметить, что сейчас не совершаются жертвоприношения, значит, к примеру, слово “кирәмәт” теряет свою актуальность. А, например, сочетание “кәбен койдыру” легко заменяется многими на русское слово «венчание» или на кряшенский вариант “минчәт”. Признайтесь, вы тоже грешите употреблением слова «венчание» вместо привычного для наших предков “кәбен койдыру”? Вспомните также, как давно вы называли родственников “печкәчәм”, “ак түти”, “бийата”, “кайнигәч”? И даже названия дней недели мы давно говорим далеко не по-кряшенски (атна кич, татар атнасы, атна арты, атна көн) и не по-татарски (пәнҗешәмбе, җомга, шимбә, яшкәмбе), а по-русски: понедельник, вторник, среда, четверг с характерным звуком (щ) для тюркских языков. Это связано с экономией энергии. Кому захочется произносить длинное “пәнҗешәмбе”, когда есть короткое «щитверк»?

Со словами из обрядовой лексики всё обстоит гораздо интереснее и, к сожалению, печальнее. Многие обряды, обычаи, праздники постепенно забываются или осовремениваются. В связи с этим забывается и лексика, связанная с ними. Она уходит в ряды историзмов – слов, обозначающих предметы, которые исчезли из жизни человека. Соответственно молодёжь лексические единицы из обрядовой терминологии знать уже не будет, разве что по книгам.

Старшее поколение людей, которое привыкло разговаривать в быту на татарском или на кряшенском языке, употребляет шаблонные связки с русскими словами: звонить итәргә (шалтыратырга), отвечать итәргә (җавап бирергә), обещать итәргә (вәгъдә бирергә, сүз бирергә), мечтать итергә (хыялланырга). Старая гвардия как носитель языка передаст то, чем владеет следующему поколению - молодёжи. Только нужен ли такой язык с примесью русских слов молодой гвардии?

Из оптимистичного, молодёжь понимает татарский или кряшенский язык, иногда разговаривает на нём, но всё же редко – в связи с отсутствием необходимости. Ведь большинство людей предпочитает вести беседу на русском. Вопрос – сохранится ли родной язык, если мы активно и упорно будем предпочитать ему русский даже при общении со своими сородичами?

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: