Туганайлар

О книге «Тюлячи-Субаш – родные истоки»

Данная статья включает в себя информацию о работе краеведа-любителя Степанова Анатолия Дмитриевича и его семьи над книгой, посвященной эпохе становления, развития и новейшей истории кряшенского села Субаш Тюлячинского района Республики Татарстан через призму человеческих судеб

На основе архивных материалов, средств массовой информации, фотографий и достоверных рассказов старожилов, авторы в доступной форме повествуют о первосвященниках, учителях, участниках войн и тружениках тыла, передовиках сельского хозяйства, об укладе жизни и быта, традициях и обычаях своих земляков. 

Древо рода – связь поколений –

Сильно корнями, и в этом суть,

И только в нем потомок может

Силу духа почерпнуть…

Евгения Степанова

Отвечая на закономерный вопрос о том, как появилась необходимость создания книги – истории в лицах «Тюлячи-Субаш – родные истоки», обратимся к вводной части ее первой главы: «На юго-восточной окраине Тюлячинского района приютил великий Татарстан красивое кряшенское село под незамысловатым названием Субаш – это малая родина наших предков».

Перебирая семейный архив наших родителей, потомственных учителей, бережно хранящих историческую память о становлении некогда маленькой деревеньки и судьбах ее славных жителей, мы (три сестры) находим интересное сочинение на тему: «Моя деревня, мой народ – моя гордость!». Мальчишеским размашистым почерком выведен эпиграф: «Я кряшен – и этим все сказано!»

Поначалу, эта кажущаяся пафосность паренька из маленькой деревенской школы, отметившей в 2020 г. свое 148-летие, вызвала у нас невольную улыбку, и одновременно захотелось узнать, что же представлял под этими словами наш папа, будучи тогда 16-летним юнцом.

Аккуратно перелистываем, изрядно потрепанные временем, пожелтевшие страницы школьной тетрадки и убеждаемся, что в таком эпиграфе нет никакой патетики – просто так паренек хотел выразить горячую любовь к своему народу, восхищение его уникальностью и величием.

Внимательное прочтение сочинения не разочаровывает нас, а, наоборот, удивляет объективностью изложения истории деревни и жизни кряшен. «Благодаря возможности учиться и получать образование на родном языке еще в XIX в., – пишет юноша, – мой народ смог сохранить свою самобытность и культуру, и в то же время завоевать достойное место среди других народов».

С тех самых пор, благодаря стараниям нашего отца, Степанова Анатолия Дмитриевича, а позднее и мамы, Степановой Евгении Владимировны, продолжает расти и пополняться новыми фактами удивительнейшая историография деревни-села Субаш, затрагивающая судьбы жителей не только Тюлячинского края и близлежащих поселений, но и многих других людей из самых отдаленных уголков всей нашей необъятной Родины, и даже из других стран» [3, с. 1].

Идея написания книги зародилась в семье Степановых давно. О том, чтобы запечатлеть на бумаге, увековечивая тем самым историю родной кряшенской деревни, ее становление, периоды подъема и роста, выживание во времена войн и лихолетий, через призму человеческих судеб, мечтал еще наш дед, ветеран Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., учитель и директор Субашской и Большенырсинской школ, партийный и общественный деятель – Степанов Дмитрий Афанасьевич (1924–1978).

17 августа 1942 г., прямо со школьной скамьи, он ушел на фронт. Под пулями и бомбежками отважно и доблестно двигался по самым огненным и кровавым его дорогам. Воевал артиллерийским разведчиком на Волховском, Ленинградском, 2-ом Белорусском фронтах и не раз смотрел, что называется, смерти в глаза. Войну сержант Степанов закончил в Польском городе Кезлин в составе Северной группы войск (СГВ). На тот момент ему был 21 год, и демобилизации по возрасту он не подлежал. Для прохождения дальнейшей срочной службы его, как опытного разведчика со знанием немецкого языка, зачислили в состав Окружного СМЕРШа («Смерть шпионам») Балтийского Флота, где он до марта 1950 г. участвовал в ликвидации фашистских недобитков в Польше и в Восточной Пруссии (Германии), и националистических банд («лесных братьев») в Прибалтике.

Вернувшись со службы, Д.А. Степанов всю свою оставшуюся жизнь посвятил педагогической деятельности. Первое, что он сделал, оказавшись дома после демобилизации, это взялся за строительство школьного здания и, несмотря на тяжелейшее послевоенное положение в стране, вместе со своим учительским коллективом сумел возвести его в течение года (1955–1956 гг.), а затем в кратчайшие сроки добился того, что новая школа стала не просто образцовым учебно-воспитательным, но и культурно-просветительским учреждением.

Будучи человеком умным и образованным, Учителем с большой буквы, имеющим огромный фронтовой и педагогический опыт, и при этом беззаветно любящим свой народ и почитающим его вековые традиции, Дмитрий Афанасьевич прекрасно понимал, как важно сохранить для будущего поколения эпохальную память о своих родовых корнях-истоках. Он хотел рассказать потомкам об общественно-политической атмосфере военных и послевоенных лет, как ковалась победа над фашизмом на фронте и глубоко в тылу, в его родной деревне, как и чем, в духовном единении со всем советским народом, жили в это время его конкретные земляки-кряшены, простые труженики и прославленные герои, те, кто своими руками творил историю, отразить их христианскую нравственность и красоту души. К сожалению, не успел… Тяжелые боевые ранения и работа на износ слишком рано оборвали его яркую и насыщенную жизнь. Но те главные ментальные устои, любовь к малой Родине и интерес к исторической истине, которые он своим личным примером зародил и пробудил в своих детях, привели к работе над созданием художественно-исторической книги-альбома «ТюлячиСубаш родные истоки».

Ее название определилось в ходе изучения многочисленных архивных материалов, легенд и рассказов старожилов с. Субаш. Так, например, в «Историко-статистическом описании церквей и приходов г. Мамадыш и Мамадышского уезда типографии Казанского Имперского Университета 1904 г.» сообщается: «Деревня Субаш– Дюртели при речке Тямти свое название получила от татарских слов дюрт – четыре, ели – двор, су – вода, баш – исток, начало: четыре двора при истоке воды. Начало селу положили четыре двора удельных крестьян – кряшен, переселившихся в середине XV в. из сел Ашняка и Анатыша Лаишевского уезда» [2, с. 75].

«Субаш, как и миллионы поселений на планете Земля, – рассказывает А.Д. Степанов, – зародился у родника. Как раз за огородом нашего родительского дома. Именно здесь, с незапамятных времен, на глубине оврага, вьющегося между живописными холмами, из бело-глинистого жирного грунта выбился на свет главный источник, начало начал, Чөмәрәй чишмәсе (родник Чөмәрәй).

Мощной, пенящейся струей он обрушивается в небольшую, размытую временем, чашу с каменистым дном, а затем, петляя между кочками, с заливистым журчанием устремляется в северную часть деревни. По пути, подпрыгивая на пестрых голышах, обнимаясь с ветром, запускает по воде волнистую рябь, украшает себя лунными и солнечными бликами, хватает за узколистные кончики ветви плакучих ив, весело барабанит вместе с дождем или усердно ловит снежинки, и топит снег, и беспрерывно впитывает в себя множество маленьких своих собратьев-родничков. А, добравшись, наконец, до р. Нырсинка (более раннее название – Тямти), текущей с востока на запад, вливается в нее серебристым рукавом и питает ее своими студеными прозрачными соками.

Поэтому моя Җырак әби (бабушка по линии матери) и другие жители старшего поколения называли этот проток «Чишмә елгасы» («Родниковая речка»), а нашу улицу, тянущуюся по ее западной стороне – «Чишмә башы» («Родниковая улица»). Теперь же некоторые, по незнанию, именуют ее «Югары оч» («Верховная»). Именно здесь основатели деревни построили свои первые бревенчатые избы и сараи, а за ними, поближе к живительной влаге, разбили сады и огороды.

Со временем деревня росла и ширилась. Когда на Родниковой улице мест не осталось, люди стали селиться дальше вдоль р. Нырсинки, сначала на одном берегу, а затем, соорудив деревянный мост, и на другом. Появились новые улицы и переулки: Тишек чумеч очы (Дуршлаг), Купер башы (Предмостовая), Аръяк (Заречная), Тәмте очы (Тямтинская сторона). Хотя почтовые адреса у них теперь, конечно же, совсем другие (ул. Ленина, ул. М. Джалиля, ул. Татарстан), в народе по-прежнему бытуют их старинные названия.

Речка Нырсинка обеспечила новые улицы водой, необходимой для домашнего хозяйства, но за чистой, питьевой, народ все равно продолжал ходить на центральный Чөмәрәй-родник. Даже сейчас, когда уже в каждом доме есть водопровод, женщины и девушки, поджидая гостей, по старинке, подцепив ведра на коромысла, идут к хрустальному ключу, потому что вода в нем такая мягкая и вкусная, что пьешь ее и не напьешься, а уж если хоть разок попробуешь заваренный на ней душистый чай, так другого уже больше и не захочешь.

Родник всегда считался святым местом, за ним следили, очищали от мусора. Испокон веков его освящает часовенка (Чачауник) с иконой Казанской Божьей Матери, традиционно украшенная платками и холщовыми вышитыми рушниками. В старину, особенно в тяжелые годы, деревенские жители обращались здесь к Богу с молитвами о дожде или урожае.

Иногда приходят сюда люди с душевной болью, с тяжелым грузом на сердце. Попьют целебной родниковой воды, омоют лицо, перекрестятся у часовенки и уходят с облегчением и светлыми мыслями. И городские, приезжающие на выходные и праздники навестить родные места, обязательно спускаются к святому источнику. Кто-то попросит Богородицу о сокровенном и оставит в дар платок или полотенце. И каждый, глотнув ледяной водицы, наполнит емкости, хотя бы бутылочку, чтобы увезти с собой живительную влагу вкуса беззаботного детства, веющего сладким ароматом клубники, мятой и луговыми травами» [3, с. 2].

Первая часть будущей книги называется «Субаш – деревня учителей» и посвящена зарождению села, появлению и развитию школы (от Приходской школы Братства Св. Гурия и Земской школы, открытыми в 1872 и 1910 гг. деревенскими меценатами, построившими школьные здания и обеспечившие в них учебный процесс, до современной СОШ), династиям первосвященников, в частности, роду Подъячевых – основоположников педагогической науки в Республике Татарстан, и учителей, ставших основополагающей опорой культурно-образовательной жизни села, а также их семьям и ученикам.

Известный писатель, философ, кандидат исторических наук М.С. Глухов-Ногайбек в своей книге «Судьба гвардейцев Сеюмбеки» рассказывает о том, что его бабушка по отцу, «Агния Илларионовна Кузьмина, дочь волостного писаря (или иначе «подьячего», поэтому Кузьминых со временем стали именовать Подъячевыми – авт.) из дер. Субаши (ныне Тюлячинский район) оставила глубокий след просветительства во многих кряшенских селениях Мамадышского и Лаишевского уездов Казанской губернии», и отмечает тот факт, что «в Казанской и Уфимской губерниях появились чисто учительские поселения или, во всяком случае, учительские околотки в деревнях и селах. Таковыми были Нижние Меретяки в Лаишевском уезде и Субаши… в Мамадышском уезде» [1, с. 217], которые в народе так и называли «Укытучылар авылы» («Деревня учителей»).

Это действительно так. Кроме того, соглашаясь с Максимом Степановичем Глуховым, добавим, что деревня (ныне село) Субаш уникальна еще и тем, что не просто рождала талантливейших педагогов и просветителей, но и на протяжении двух веков являлась «кузней» блестящих директоров школ. Так, из выпускников Субашской школы – двадцать три (среди которых 11 участников Великой Отечественной войны), в то или иное время, руководили различными школами Республики Татарстан.

Сельская школа в Субаше всегда была гораздо больше, чем просто школа, потому что она во многом определяла жизнь деревни, или во всяком случае, сильно влияла на нее. Школа и социум, особенно в советское время, были неразделимы. И особую роль в этом сыграли беззаветно преданные своему делу субашские учителя-фронтовики (в общей сложности в советские годы в составе педколлектива насчитывался 21 участник Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.) и учителя – труженики тыла.

Учителям-фронтовикам посвящается

Учитель мой поры послевоенной,

Впитавший порох фронтовых дорог,

Познавший жизнь, как миг вселенной,

Вести урок лишь только ты так мог!

 

Когда от рук отбившийся мальчишка,

Вдруг на твоих рассказах замирал,

И вечер дома, просидев за книжкой,

Он утром в школу с радостью бежал.

 

И всё ответив у доски блистательно,

Парнишка шустро подавал дневник,

Следил взволнованно, внимательно,

Как ставит «5» учитель-фронтовик.

 

И восхищал ребят костюм парадный,

И звон, и блеск медалей, орденов…

Тебе же радостью была еще награда –

Влеченье к знаниям твоих учеников.

 

И с тою добротою, вдохновлённо,

Как тот отец, что не пришел с войны,

Любил детей, безвинно обделённых,

Твои, как будто, были то сыны!

 

И сам в гранит науки ты вгрызался,

И ребятне внушал: «Ученье – свет!»

И хоть моложе был ты, чем казался,

Твой общепризнан был авторитет.

 

Теперь сквозь толщу лет я понимаю,

Твой труд Наставника – священный!

Седую голову я пред тобой склоняю,

Учитель мой, поры послевоенной...

Евгения Степанова, февраль 2020

Композиционно первая часть книги состоит из вступительной главы, информирующей читателя об истории развития деревни и школы, первых учителях, директорах и о первом учебнике, сохранившемся в личном архиве А.Д. Степанова, а также из отдельных разделов, каждый из которых включает в себя фотографии и реальные биографические данные главных героев – первосвященников и учителей, членов их семей и родов.

Процесс создания книги связан с поиском, сбором и обработкой информации, историко-архивными и библиографическими исследованиями, которые велись в Государственном и Национальном архивах Республики Татарстан, на интернет-порталах Центрального архива Министерства обороны России, в архивах военкоматов, КГПУ, РОО, школ и Пенсионного фонда, в районных музеях, ЗАГСах, в Национальной библиотеке РТ и Научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского КФУ, а также ведением корреспонденции, реставрацией старых фотографий и прочими работами.

Полученный материал достаточно сложен для усвоения, так как включает в себя: энциклопедические сведения, родословные, фактографические справки, выписки из похозяйственных книг Советов сельских поселений и трудовых книжек, дескрипцию уклада жизни и быта субашцев, находящихся в тесной взаимосвязи с кряшенским духовенством и учительством, до и после Великой Октябрьской революции 1917 г., выдержки из архивно-следственных дел жертв политических репрессий в СССР (1917–1991 гг.) и их реабилитации, данные о боевых путях и наградах ветеранов Первой мировой (1914–1918), Гражданской (1917–1922), Советско-Финляндской (1939–1940), Великой Отечественной (1941–1945) и Корейской (1950–1953) войн и о самоотверженности тружеников тыла, историографию коллективизации и раскулачивания, а также послевоенного восстановления и дальнейшего подъема народного хозяйства СССР на примере трудовых подвигов передовиков производства и сельского хозяйства (в т.ч. участников освоения целины и строителей КАМАЗа) и многое другое. Поэтому авторы придерживались изначально поставленной перед собой задачи – сделать содержание книги не только интересным, но понятным и доступным широкой читательской аудитории.

Хронология событий и архивные сведения о судьбах главных героев переплетаются с трагическими, либо веселыми, житейскими рассказами их друзей и близких родственников, выдержками из уникальных боевых дневников учителей-фронтовиков – уроженцев с. Субаш, гвардии младшего лейтенанта И.Т. Николаева, сержанта В.Е. Егорова и майора А.Н. Маркова, легендами, поверьями, стихами, в т. ч. и авторскими, строками из народных кряшенских и советских песен, описанием местных обычаев, ритуалов и традиций (например, отмечание престольного праздника «Троица», Нардуган – святки, святочные игры, Бәрмәнчек – вербное воскресенье, последнее воскресенье поста, свадебные и ритуальные обряды и проч.), украшены колоритными байками коренного жителя деревни, участника Гражданской войны, труженика тыла в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., шутника и балагура, деда Апуч – Степанова Афанасия Степановича (1886–1964).

Кроме того, книга обогащена историческими фотографиями и иллюстрациями картин художника, члена Союза художников Республики Татарстан, преподавателя и заведующего отделением дизайна Елабужского колледжа культуры и искусств, выпускника Субашской школы 1978 г., уроженца дер. Тямти Тюлячинского района – Ильи Николаевича Максимова. Свое желание сотрудничать с авторами данного художественно-исторического альбома, он пояснил так: «Я сын кряшенского народа. Тема родных истоков дарована мне судьбой, и я счастлив, что могу отразить ее в своем творчестве».

Вторая часть книги продолжает повествование о деревне, о ее уникальности и самобытности, строительстве храма и получении статуса села, о ветеранах времен Гражданской и Великой Отечественной войн, о славных тружениках, тех, кого в народе называют «соль Земли» и многих других интересных людях и событиях из далекого прошлого и новейшей истории Субаша и всего Тюлячинского края.

Источники и литература

1. Глухов-Ногайбек М. Судьба гвардейцев Сеюмбеки: неформальный подход к ещё неписаным страницам истории. Казань: Издательство «Ватан», 1993. 287 с.

2. Историко-статистическое описание церквей и приходов Казанской Епархии. Вып. 6: г. Мамадыш и Мамадышский уезд. Казань: Типография Императорского университета, 1904.

3. Степанов А.Д. Тюлячи-Субаш – родные истоки (рабочие материалы) / А.Д. Степанов, Е.В. Степанова, А.А. Степанова и др. [Электронная версия] / URL: https://vk.com/istoria_subash (дата обращения: 10.10.2020).

Степанова Анжелика Анатольевна, студент, Казанский (Приволжский) федеральный университет, Россия, г. Казань

 

Керәшен дөньясындагы яңалыкларны ВКонтакте, Телеграм-каналда карап барыгыз. 

Хәбәрләрегезне 89172509795 номерына "Ватсап" аша языгыз.

Telegram-канале
Подробнее: http://tuganaylar.ru/news/novosti/aybagyru-byt
Telegram-канале
Подробнее: http://tuganaylar.ru/news/novosti/aybagyru-bytсоциаль челтәрләрендәге группалардан укып, белеп барыгыз.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: