Туганайлар

Нам ли быть в печали...

В Кряш-Сердинском поселении многое делается для сохранения кряшенской культуры, традиций, обычаев. Здесь, например, создан и работает единственный в республике этнографический музей — филиал Пестречинского краеведческого музея. Здесь живут красивые, интересные, неунывающие, активные люди

Побывав в Кряш-Серде, невольно воскресил в памяти ставшую крылатой фразу: «В деревне живет народ, а в городе — население…». А вспомнились эти слова неспроста…

До поездки туда доводилось слышать разную информацию. И то, что некогда крепкий колхоз там давно развалился, и то, что с инвесторами не везет, и народ разбегается кто куда. «Вы собрались в Кряш-Серду? Там же ниче­го нет…», — пришлось услышать и такое напутствие буквально уже перед самым выездом…

В село Кряш-Серда идет хорошая асфальто-бетонная дорога, полотно которой в этом году наполовину обновилось. Дорожная техника еще не ушла, а на части дороги еще красуется временная желтая разделительная полоса.
Помнится, лет 30-35 назад я уже был в Кряш-Серде. Тогда у руля Пестречинского района стояли Сергей Исаев и Иван Иванов, а тамошний колхоз возглавлял толковый хозяйственник Николай Кулаков. Были там и молочно-товарная, и свиноводческая фермы, много выращивалось картофеля. Возделывались также зерновые и зернобобовые культуры, многолетние травы.
Внезапно в низинке открылось село: слева от дороги потянулись дома, справа привлек внимание храм с крестами на куполах. Мост, и вот по асфальту мы едем уже по самому центру, пара поворотов, и мы видим здание с государственными флагами.
Глава поселения Николай Морозов с приветливой улыбкой стоял на крыльце административного здания, когда мы вместе с главным редактором районной газеты «Вперед» Ольгой Шариповой­ подъехали к месту назначения­.
Николай Васильевич — из местных, по образованию педагог — учитель физики. Довелось ему в 90-х годах три года поработать бригадиром в колхозе, а все ос­тальное время учительствовал и директорствовал в школе. В авгус­те этого года был избран главой Кряш-Сердинского поселения.
Вошли. Через открытую дверь кабинета увидели за рабочим столом миловидную женщину — секретаря исполкома Любовь Григорьеву. Она на этой должности с 14 января 2015 года. Как потом выяснилось, довелось ей поработать и на Казанском химзаводе, и трактористкой в колхозе «Заря», и воспитательницей детского сада, и кладовщицей, и инспектором по кадрам.
С помощью Николая Васильевича и Любови Павловны получаем некоторое представление о жизни поселения. В него входят три населенных пункта: село Кряш-Серда, деревни Колкомерка и Иксуар. На 1 января текущего года имелось 239 дворов с населением 474 человека.
Как я понял, люди здесь стараются жить радостно, противопоставлять трудностям свой крепкий характер и умение приспосабливаться к обстоятельствам. Чего стоят только три ансамбля с участниками разного возраста, два из которых — «Чулпы» и «Сэяр» — получили звание народных, на их выступления в местном доме культуры собирается до половины зрительного зала, а это как никак — человек 70-80. В век интернета это неплохо.
Мы познакомились и с директором дома культуры Алексеем Дементьевым, и с молодым руководителем ансамблей «Чулпы» и «Сэяр» Айдаром Маннаповым. Довольно вместительный у них и зрительный зал, и сцена что надо — и для певцов, и для танцоров, и фойе обширное. Видно, что ремонт сделан недавно — и кресла в зрительном зале отремонтированы, и стены с потолком с лепниной смотрятся красиво.
Тут же, из фойе — дверь в библиотеку. Ее хозяйкой уже более 30 лет — Лидия Яковлева. Удивительно, но, по ее словам, читающих в поселении много — более 400 человек. То есть, читает книги практически все население. Она достала только что заполненный формуляр: приходили супруги Ивановы, пенсионеры, взяли сразу семь книг татарской художественной литературы.
— Очень активные читатели, — говорит о них Лидия Аркадьевна. — Вот, смотрите, выписывали книги в январе, потом — в марте. Летом был перерыв — много работы на подворье и огороде. И вот — снова пришли.
Как я убедился, в Кряш-Сердин­ском поселении многое делается для сохранения кряшенской культуры, традиций, обычаев. Здесь, например, создан и работает единственный в республике этнографический музей — филиал Пестречин­ского краеведческого музея. Музей размещен в красивом двухэтажном старинном особняке, отремонтированном на бюджетные деньги района. Экспонатов очень много.
— Здесь размещена экспозиция крестьянского быта, — рассказывает научный сотрудник музея Олег Волков. — Здесь можно ознакомиться с бытом и культурой всех кряшен нашего района, например, воочию увидеть, чем отличался костюм кряшсердинцев от костюма жителей соседнего села Ковали…

На днях в Колкомерке состоится открытие родника. В Кряш-Серде обустроенный и освященный родник есть. В том числе имеется и купель, вокруг которой в Крещение собирается много народу. Родник был благоустроен силами сельчан. Священнослужителями Димитрием и Геннадием Сизовыми родник был освящен в честь Всех Святых.

Кстати, храм, настоятелем которого является иерей Димитрий Сизов, построен в честь святого Николая Чудотворца в 2005 году на средства казанского предпринимателя Мухина Н. А. Богослужения совершаются на церковно-кряшенском языке в воскресные и праздничные дни.
В исполкоме поселения случайно встретились с председателем местной ветеранской организации Иваном Долговым. Ивану Александровичу 85 лет, 60 из которых он прожил душа в душу с Ольгой Захаровной в Колкомерке, всю жизнь работая учителем, а в качестве хобби и подработки к зарплате и пенсии у Ивана Александровича — кладка печей. Причем, это увлечение у пенсионера является любимым и в настоящее время. В прошлом году, например, он сложил 3 печи, в позапрошлом — 4. Только в трех из 30 домов Колкомерки не стоят печи, сложенные руками Долгова. Плюс ко всему у Долговых крепкое подворье: корова, две нетели, два бычка, свиньи, овцы, куры, утята. Управляются со всем этим хозяйством сын Анатолий Иванович и сноха Анна Михайловна, но и Долговы-старшие без дела не сидят.
И вот при таком образе жизни Иван Александрович ухитряется еще и тащить воз общественной работы.
— Пенсионеров у нас много, в Колкомерке только 28 человек, из которых 14 — одинокие, рассказывает Иван Александрович. — Но брошенных нет. Пятерых обслуживает и приглядывает за ними социальный работник Анна Долгова, другие сами еще в силе. К тому же деревня у нас благоустроена — есть сетевой газ, водопровод, электричество. Так что на выборы ходим активно…
Иван Александрович рассказал, что в декаду пожилых людей всех пенсионеров поселения, в том числе и приезжих, взяли на учет, всем выдали продукты.
Стараются кряш-сердинцы держаться, что и говорить. Когда мы подъезжали к самому красивому дому Никифоровых в Кряш-Серде, хозяин его, 70-летний Николай Петрович трусцой приближался из-за околицы с очередной пробежки. Бодрый, энергичный, он тут же вступил в разговор, к которому вскоре присоединилась и его супруга Анна Григорьевна. Всю жизнь Никифоровы работали в школе, они же являются и зачинателями этнографического музея, уважаемые в селе люди. Оба смотрят на жизнь позитивно, не унывают, стараются видеть вокруг только хорошее, ведут здоровый образ жизни.
— Узоры на фасаде дома — это дело рук Анны Григорьевны, — с нежностью смотрит на жену Николай Петрович. — Мне было некогда, вот она ручным лобзиком всю эту красоту по вечерам и вырезала. — Ну а мне куда было деться — я электрическим лобзиком вырезал деревянные украшения для ограды палисадника…
Что ободряет чету Никифоровых? Это те преобразования, которые происходят в поселении. И не только искрящаяся социально-культурная жизнь. Например, идет щебенение улиц в Кряш-Серде и Колкомерке, причем, работает не только программа самообложения, но и республиканская дорожная программа. Отремонтированы школа, клуб, музей, обустроен родник. По вечерам на улицах светло: в Кряш-Серде, например, установлены 58 фонарей. Обустроены санитарные зоны вокруг 3 водонапорных башен: установлены ограды, сделаны отмостки. Заменены на новые 80 метров труб водопровода. И во всем этом преобразовании активное участие принимают сами сельчане. Начиная с 2015 года, они сбрасываются по 300 рублей с каждого взрослого человека, прописанного на территории поселения, а в 2019 году решили скинуться по 500 рублей. К каждому собранному рублю, согласно республиканской программе софинансирования, добавляется 4 рубля из бюджета республики. Получаются каждый год солидные суммы…
Какие красивые, интересные, неунывающие, активные люди проживают в Кряш-Сердинском поселении.
И все же покидал я село не без грусти, которая осела в душе нестираемым осадком. Дело в том, что хотя количество дворов и населения в поселении практически не убавляется, в будние дни здесь такое безлюдье — хоть плачь. А дело в том, что из 178 трудоспособных более 100 человек ежедневно выезжают на работу кто куда: в Казань, Пестрецы, предприятия дорожного строительства. Конечно, это неудобно, а куда деваться. Колхоза нет, окрестные земли обрабатывают механизаторы ООО «Шали-Рацин», заезжая с техникой с другого конца района. Бывшие же колхозные фермы разрушены. Молодцы, конечно, братья Виталий, Вячеслав и Сергей Никитины, которые создали фермерское хозяйство и работают на полутысячи гектарах. Больше 50 дойных коров в фермерском хозяйстве Диляфруз Мироламовой, полтора десятка — у Геннадия Семенова. Но они проблемы занятости местного трудоспособного населения решить не в силах. А что значит для сельчанина работать на стороне? Значит, что и дети не присмотрены, и скотина на дворе некормлена. Не случайно у еще недавно средней школы статус снизился, теперь она 9-летка, и учатся в ней всего 26 учеников. Мало стало и скота. Как вспоминает глава поселения, было время, когда в каждом дворе была корова, а то и две. То есть больше 240. Сейчас осталось 46. Только за 5 последних лет динамика по поселению такая: КРС было 236, осталось 145, свиней — 706 и 206, овец 230 и 193, птицы — 1800 и 1581, пчелосемей — 85 и 68, кроликов — 79 и 29…
Возникает вопрос: а неужели в поселении мало тех, кто мог бы вдохнуть производственную жизнь в окрестные поля, возродить фермы? Ситуация непростая. С одной стороны, за землю кряш-сердинцы держатся. Как сказали в исполкоме поселения, никто свой земельный пай на сторону не продал, у всех паи в аренде — или в «Шали-Рацине», или у фермеров. С другой, удивительная история. Оказывается, земельные паи здешних сельчан раздроблены по 22 полям. Попробуй, сельчанин, размежуй себе участки — с ума можно сойти. Какой же это изобретательный ум придумал такое в те далекие уже 90-е годы! Не иначе, для того, чтобы никому не повадно было отделяться.
… Народ трудно сломать. Кряш-сердинцы стараются не унывать. В поселении сейчас насчитывается 113 легковых автомобилей, 14 грузовиков, 15 тракторов, есть мотоблоки и мотоциклы. А когда едешь по улице Кряш-Серды, то видишь и тут, и там красивые дома, крытые оцинкованным профлистом, металлической черепицей, некоторые обшиты сайдингом…
Но есть и тоскливые вкрапления брошенных изб, окна которых заколочены, а перед фасадами- лопухи и лебеда.
…Когда заходишь в сельские продуктовые магазины, то видишь практически в каждом и молоко, и сметану, и картошку, и лук, и морковь, и капусту… То, чего лет 20-30 назад и представить-то трудно было, всего этого добра в каждом сельском подворье девать было некуда. Возможно, наш генсек Никита Хрущев и порадовался бы таким переменам — ведь это его мечта была освободить сельчан от личного подсобного хозяйства. А вот не получается радоваться, наоборот, сердце щемит от тоски и печали. Что-то тут не так, не по-нашенски.

Владимир Белосков, "Земля-землица"

 

 

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: