Прадед-святой. Как потомок расстрелянного священника нашел в РТ свои корни

18.06.2017 07:33 | Этнографическая мозаика Печать

Житель Геленджика Александр Безбородько только недавно узнал, что его прадед был причислен к лику святых. Об истории семьи рассказывает «АиФ-Казань».

Приходит день, и голос крови пробуждает человека: повинуясь зову души, он отправляется в дальний путь – поклониться земле предков. Так случилось и с правнуком причисленного к лику святых новомучеников протоиерея Петра Гаврилова – Александром Безбородько. Его путь лежал из Геленджика в деревню Уткино Мамадышского района. Здесь – корни его кряшенского рода.

Александр Безбородько на месте отчего дома в деревне Уткино.

© / Фарит Валиуллов / Из личного архива

Крестьянский сын

Священномученик Пётр Гаврилов родился в крестьянской семье в 1870 году в деревне Уткино Мамадышского уезда Казанской губернии.

Образование получил в Казанской учительской школе, учился на миссионерско-богословских курсах при Казанской духовной академии. В 1905 году Петра Гаврилова определяют на служение в село Кырынды Елабужского уезда, а через четыре года его переводят в село Рождественские Челны. На целое десятилетие Гаврилов становится духовным отцом для прихожан Свято-Троицкой церкви и кряшен деревни Старогришкино.

В годы Гражданской войны отец Пётр с женой и детьми уехал в Сибирь с отступающими частями Белой армии. Там родилась младшая дочь Ольга (бабушка Александра Безбородько). Через несколько лет супруга Гаврилова умирает, дети остаются сиротами, а отец – вдовцом.

Местные чекисты неоднократно обращали внимание на отца Петра, дважды привлекая к ответственности «за контрреволюционную агитацию». Выражалась она в том, что на словах Пётр Гаврилов выступал с критикой некоторых кандидатур в члены Тальменского сельсовета. Вменялось и то, как следует из краткой справки Барнаульского горкома ВКП(б), что «распространял среди населения слухи о «священности ключа» в селе Сорочий Лог».

В 1928 году отец Пётр Гаврилов поступил на службу в один из барнаульских приходов. Он был ярким проповедником и человеком с сильными убеждениями, с его приходом в общину пришло много верующих. Пользующегося большим авторитетом священника решили изолировать: для заключения под стражу сотрудники ОГПУ организовали необходимые «свидетельские показания». Его обвинили по статье 58-10 УК РСФСР и приговорили к трём годам административной высылки (в Нарымский край).

Петр Гаврилов

Фото: Из личного архива Александра Безбородько

1 ноября 1936 года его снова арестовали и обвинили в участии и деятельности контрреволюционной организации, ставящей своей задачей свержение советской власти.

Отец Пётр уже никогда не выйдет из застенков НКВД. 29 июля 1937 года он был расстрелян вместе с другими священнослужителями. Место их захоронения осталось неизвестным. Сохранились частично протоколы его допросов, из которых виден образ сильной, чистой и не сломленной личности. Перед лицом смерти Пётр Гаврилов не оклеветал ни одного человека. На юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви в 2000 году отец Пётр был причислен к лику святых новомучеников Алтайской епархии. Его дети остались сиротами, и жизнь разъединила их.

Возвращение

Волею судьбы автор этих строк оказалась участницей семейной экспедиции. Александру Безбородько 37 лет, и он правнук новомученика по отцовской линии.

Александр Безбородько в родной деревне. Фото: Фарита Валиуллова

Судьба жестоко обошлась с их родом, семейные связи между детьми были утеряны и преданы забвению на долгие десятилетия, сохраняясь лишь в отголосках воспоминаний. В детстве Александр любил заглядывать в бабушкин сундук, в нём Ольга Петровна хранила диковинные для ребёнка предметы быта.

Фото: Из личного архива Александра Безбородько

«Интуитивно я понимал, что вещи с каким-то «неуловимым ароматом». Всегда считал себя стопроцентно русским и только взрослым узнал, что по бабушке со стороны отца происхожу из кряшен. Интерес к истокам проснулся после 33 лет, начал делать запросы в архивы, а через своего товарища – казанца Фарита Валиуллова связался с учителем истории и краеведом Владимиром Кузнецовым из села Зюри Мамадышского района Татарстана. Постепенно открывались неизвестные ранее факты, которые обрастали подробностями. И мы с женой Настей поняли: пора в путь».

День приезда Безбородько на мамадышскую землю совпал с празднованием главного кряшенского праздника – Питрау. Посетить священную поляну и увидеть живую народную традицию, конечно, бесценно. Однако самые главные события для гостей разворачивались в Уткино. Здесь Александра с волнением ожидала родня – троюродные сестра Елизавета Гаврилова и брат Николай Андреев с семьями. Причём о существовании друг друга никто из них до поры до времени не ведал. Каким же трогательным был момент их первой в жизни встречи! А потом за хлебосольным столом в доме Елизаветы Гавриловой до полуночи не смолкали разговоры.

Александр Безбородько не знал, что у него так много родни.

Фото: Фарита Валиуллова

Наутро мы отправились к старому храму в селе Татарские Челны Менделеевского района, в котором с 1908 по 1918 год служил Пётр Гаврилов. В селе, которое ранее носило название Рождественские Челны, проживали государственные крестьяне. В конце XIX века здесь насчитывалось 203 двора.

Помимо земледелия и скотоводства жители успешно занимались овощеводством. Особенно же славилось село выращиванием капусты (3-5 тысяч вилков шли на продажу!). А ещё умельцы красили холсты у купцов Стахеевых, работали на химическом заводе Ушковых, на пристани и на мельнице. В селе, кстати, работали три водяные мельницы, три обдирки, три кабака, две школы. Более того, во время летней страды в селе открывали ясли и детский сад.

В 1859 году о Рождественских Челнах писали: «Село на возвышении, красивое место, посередине протекает река Челнинка, расположено на Елабужско-Сарапульском тракте, в двух верстах от села есть каменная гора».

Храм, в котором десять лет служил будущий святой новомученик Пётр Гаврилов, заброшен с 60-х годов, но до сих пор удивительно красив. Строительство его завершено в 1825 году на средства прихожан, среди которых примерно половину составляли кряшены, а также при содействии Воткинского завода, к которому и было приписано село. В храме находилась почитаемая жителями тогда Елабужского уезда икона Божьей Матери Скоропослушницы. В праздник этой иконы, приходившийся на 9 ноября, в былые времена в село сходились сотни богомольцев со всей округи.

Время тут течёт по-другому. Вместе с представителями рода Гавриловых мы «зашли на минуточку», а оказалось, что пробыли в храме около двух часов. В безбожные советские годы храм использовали как зернохранилище, затем приспособили под склад удобрений. Современные варвары, судя по надписям на фресках, постоянно совершают в храм набеги, пишут и рисуют прямо на изображениях святых. С расписного купола сверху взирают на непрошеных гостей святые Лука и Матвей, под их суровым взглядом невольно ёжишься и стыдишься за современников.

Свято-Троицкая церковь. Фото: Из личного архива/ Фарит Валиуллов

«Обязательно сюда ещё вернусь, – говорит Александр Безбородько, – сделаю всё, чтобы семейные узы не оборвались. Мне показали место, на котором стоял дом, где жил и мой прадед Пётр Гаврилович с семьёй. Увы, дом давно разрушен, на пустом участке – бурьян, остались лишь несколько камней от старинного фундамента. Не передать, что я чувствовал, прикасаясь к ним. Мы с супругой даже взяли с собой немного земли с этого для меня дорогого места. Подрастает сын Матвей, и мне очень важно передать ему знания о роде. Сегодня мы знаем о семи поколениях Гавриловых, поиски в архивах продолжаем. Сказать, что я потрясён поездкой на родину предков в Мамадыш, – мало, чувства переполняют. Но радость соседствует с горечью: как жестоко были изломаны судьбы большого крепкого рода».

Еженедельник "Аргументы и Факты"

№ 22 31/05/2017


Ольга Юхновская, "АиФ"


Будь в курсе последних событий! Читай tatmedia.ru


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить