Туганайлар

Тимофеев Игнатий Тимофеевич (1847-1914) - священник села Остроленка

Родился в д. Никифорово (Чиябаш) Мамадышского уезда.

Игнатий Тимофеевич Тимофеев – христианский просветитель нагайбаков, талантливый учитель и педагог, первый нагайбакский священник и миссионер, был младшим братом первого крященского священника-миссионера Василия Тимофеева. Как и его брат, о. Игнатий находился в близких отношениях с Н.И. Ильминским, который был для него и учителем, и духовным наставником, и покровителем в отношениях с церковными и гражданскими властями. Его заслуги в деле христианского просвещения нагайбаков невозможно переоценить. Около полувека своей жизни посвятил о. Игнатий Тимофеев миссионерским трудам среди нагайбаков. Начав свое служение в 1871 году в качестве учителя и заведующего Центральной Фершампенуазской школы, о. Игнатий закончил его в 1915 г. в должности клирика Остроленского храма Покрова Пресвятой Богородицы, уже будучи маститым священнослужителем, путь которого был отмечен многими свершениями и высокими церковными наградами. Только однажды, в 1896 г., он покинул нагайбаков и вернулся в свое родное село, Никифорово. Через несколько месяцев он вернулся в Оренбургскую епархию и трудился до тех пор, когда болезнь не заставила его оставить служение и выйти за штат.

Будущий просветитель нагайбаков родился в 1849 г. в семье государственного крестьянина деревни Никифорово, Казанской губернии, Мамадышского уезда, приобретшего печальную известность массовыми отступлениями его жителей, старокрещенных татар, от христианства в ислам. Обстановка в семье И. Тимофеева не способствовала христианскому воспитанию: мать будущего христианского миссионера, по словам биографа о. В. Тимофеева, «фанатически держалась суеверной татарской старины». Образцом христианской жизни для юного Игнатия был его старший брат, Василий, который с 1863 г. стал незаменимым помощником Ильминского в деле просвещения крещенных татар. В возрасте 15 лет Игнатий поступил в Казанскую крещено-татарскую школы, созданную Н.И. Ильминским совместно с его старшим братом Василием. Несмотря на недолгое пребывание в стенах школы, именно здесь он получил то христианское воспитание и образование, которые помогли ему оставаться верным делу христианской миссии всю его оставшуюся жизнь. Ильминский, принимавший живое участие в деятельности Крещено-татарской школы, характеризует Игнатия Тимофеева в этот период его жизни следующим образом: «Игнатий, брат В. Т-ва, довольно взрослый парень, и в домашнем быту работящий помощник своему отцу. Его и отпускали в Казань только на несколько месяцев. В четыре с половиной месяца, проведенные им в школе, он занимался весьма усердно, – стал очень хорошо читать, узнал довольно по-русски, не дурно пишет. Брат, на прощанье, снабдил его нашими народно-татарскими изданиями, некоторыми русскими книгами и бумагой, и внушил ему не оставлять занятий и дома».

В Крещено-татарской школе Игнатий Тимофеев обучался с 1864 по 1866 гг. В январе 1867 г., будучи 17-летним юношей он принимал участие в миссионерской поездке в село Апазово, организованной его братом о. Василием Тимофеевым. Жители села, старокрещенные татары, с большим воодушевлением приняли проповедь о. Василия, так что в его же присутствии организовали школу, снабдив ее всем необходимым. Игнатий Тимофеев, сопровождавший брата в этой поездке, был поставлен первым учителем Апазовской школы. В ноябре того же года он был переведен во вновь открытую школу в селе Карабаян, Лаишевского уезда. А в сентябре 1868 г. был назначен учителем в школу с. Мелекесы, Мензелинского уезда. Наконец, в 1869 г. Игнатий Тимофеев получает место помощника учителя в Казанской крещено-татарской школе, в каковой должности трудится до 1871 г.

В 1871 г. заканчивается его педагогическая карьера на родине, в Казанской губернии, и начинается новый, Оренбургский период его биографии. В этом году по инициативе бывшего ученика Н. Ильминского, инспектора народных училищ Оренбургской губернии Кудеевского, в поселках Верхнеуральских нагайбаков были открыты пять начальных инородческих училищ: в Остроленке, Касселе, Требии, Париже и Фершампенуазе. В эту последнюю школу, получившую статус центральной, и был определен учителем Игнатий Тимофеев, с солидным по тем временам содержанием – 400 р. в год, назначенных ему управлением Оренбургского казачьего войска. Вскоре на молодого талантливого преподавателя обратил внимание военный губернатор Оренбурга К.Н. Бобарыкин, поручив ему непосредственное наблюдение за окружающими Фершампенуаз инородческими школами.

Летом 1873 г. Игнатий Тимофеев приезжал в свои родные края в Казань и здесь 18 августа сочетался браком с Мариной Софроновой, родом из с. Мелекесы, где некоторое время учительствовал И. Тимофеев, также выпускницей Казанской Крещено-татарской школы. На многие годы она станет верной подругой жизни И. Тимофеева, первой и незаменимой помощницей в его школьных трудах. По дороге в Фершампенуаз, при переезде через Уральские горы, молодых супругов застала осенняя непогода, и Марина простудилась и заболела. По-видимому, болезнь была достаточно серьезной, так что Ильминский в одном из своих писем даже по-отечески отчитал И Тимофеева, и советовал ему более бережно относиться к здоровью супруги. (Как Ильминский любил эту семью говорит особая нежность, с которой он в своих письмах всегда обращался к супругам, ласково называя их «Игнатий агай» и «тетенька Марина»). По прибытию в Фершампенуаз Марина откроет у себя на дому первую школу для нагайбакских девочек, а в 1880 г., после назначения И. Тимофеева священником Остроленского прихода, возглавит Центральную Остроленскую женскую школу в этом поселке.

Будучи учителем Фершампенуазской школы, И. Тимофеев фактически выполнял функции инспектора, заботившегося о том, чтобы во всех нагайбакских школах утвердилась система преподавания Ильминского. Для этого он совершал поездки в порученные его попечению поселки, в которые иногда брал и своих учеников. Особенно часто И. Тимофеев и его ученики посещали Остроленский поселок, чтобы принять участие в церковном богослужении, исповедоваться и причаститься Св. Таин. Здесь же в Остроленской Свято-Покровской церкви нагайбаки впервые услышали молитвы и отдельные песнопения на своем наречии в исполнении учителя и учеников Фершампенуазской школы. Кроме школ Верхнеуральских нагайбаков, И. Тимофеев, на тех же миссионерских началах, которые он внедрял среди нагайбаков, организовал такую же школу и в Варнинском поселке, населенном магометанами.

Из этого периода его жизни сохранилось одно письмо, написанное И. Тимофеевым своему брату, через которого он всегда обращался и к Н.И. Ильминскому. Письмо это следующего содержания:

Любезный братец, Василий Тимофеевич, благословите нас!

По Вашим святым молитвам мы теперь здесь живы и здоровы и Вас Господь пусть, не оставит своею милостию и да подаст Вам здоровье и благополучие… 27 октября Марина начала учить девиц. Учится семь девиц. Познакомившись, теперь сами начинают читать. Поют «Отче наш», с большим расположением ходят в школу, и родители их очень рады, хотят еще отдавать. Учатся девицы в той же квартире, в которой мы сами живем. В каждый воскресный день мы собираемся читать часы; очень много бывает посторонних людей. Прочитавши часы, я говорю о вере, читаю «Угет» (Наставление свят. Тихона Задонского); очень нравится. Получили ли Вы октябрьское мое письмо? Я писал это письмо в то время, когда пошел посмотреть на школы в Кассель. И здесь в крещенских школах читают крещенския книги. Здесь теперь очень благополучно. Будьте здоровы вы, а мы остаемся в очень хорошем здоровье. От нас Вам большой поклон. Скажите от нас большой поклон родителям. Здешние крещеные меня очень просят быть священником.

Николаю Ивановичу от нас скажи большой поклон.

Спустя одну неделю, еще мы напишем Вам письмо.

Писал твой меньшой брат И. Тимофеев. Твое письмо от 17 ноября я получил, большое спасибо, братчик; через неделю пришлю.

17 ноября 1873 г. Верхнеуральск.

В 1880 г. в жизни Игнатия Тимофеева произошло важное событие, которое предвидел и которое своими хлопотами и авторитетом приближал Н.И. Ильминский. Еще за шесть лет до этого события, в письме от 29 ноября 1873 г., Ильминский наставлял своего ученика: «Ты говоришь, Игнатий, что тебя приглашают во священники. Пусть они ходатайствуют о тебе у архиерея или губернатора. Заставь их написать приговор, что устроят церковь. В этой церкви ты, Бог даст, и будешь попом. Аминь». Это предсказание Ильминского исполнилось в точности, хотя и не без усилий самого ученого. Витевский в своем этнографическом очерке «Нагайбаки» отмечает, что в священный сан И. Тимофеев был рукоположен по ходатайству за него перед Епархиальным Начальством Н.И. Ильминского и инспектора Ф.Д. Кудеевского. 18 октября 1880 года Оренбургский Преосвященный Вениамин рукоположил И. Тимофеева в сан диакона. Всего через четыре дня, 22 ноября, в знаменательный для всех нагайбаков день празднования Иконы Казанской Божией Матери, диакон Игнатий Тимофеев тем же архиереем был посвящен в сан священника, к Покровской церкви Остроленского поселка Верхнеуральского уезда. Так начался особый период его жизни, который можно сравнить с жатвой, после многих лет сеяния Слова Божия в сердцах нагайбакского народа.

Находясь в должности священника Остроленской церкви в течение первых 15 лет своего служения, о. Игнатий зарекомендовал себя как дисциплинированный и ревностный пастырь, ответственно подходивший к исполнению своих обязанностей. Материальное положение о. Игнатия в эти первые годы было достаточно тяжелым; в Клировых ведомостях за 1880 г. указано: «На содержание причта положено из Войсковых капиталов девяносто рублей и от прихожан столько же рублей в год». При этом рукой самого священника сделана небольшая приписка: «Содержание скудное». Следует учесть, что при выплате жалования клирикам одноштатного прихода священник получал ¾ от общей сумы, а псаломщик ¼ . Следовательно, жалованье о. Игнатия в эти годы составляло 135 р. Это значительно меньше той суммы, которую он зарабатывал в прежней должности учителя – 400 р. В какой-то мере материальный недостаток молодого пастыря компенсировали частные требы и пожертвования прихожан. Но, даже в этом случае, вряд ли эта сумма приближалась к прежнему уровню его дохода. Жилищные условия тоже оставляли желать лучшего, и о них в том же отчете сказано: «Дома священно-церковнослужителей устроены от общества, состоят у каждого из двух комнат, передней и кухни. Надворное строение при обоих домах ветхое». Земли, которая была большим подспорьем в деле удовлетворения материальных нужд любого сельского священника, в Остроленском приходе на тот момент не было. Тем не менее, о. Игнатий безропотно и терпеливо совершал свое служение среди нагайбаков, продолжая тем самым начатое им дело их христианского просвещения и воцерковления.

Как уже отмечалось выше, Остроленский приход с момента своего основания состоял из двух поселков, Остроленского и Арсинского. При этом Остроленская Свято-Покровская церковь являлась главной, а Христо-Рождественский храм Арсинского поселка – приписным. Настоятелем прихода считался Арсинский священник, а священник Покровской церкви Остроленки имел статус помощника. С 1880 по 1885 г. в должности помощника служил о. Игнатий Тимофеев. Как и в период его учительства, деятельность его в эти годы не ограничивалась только лишь служением в одном Остроленском поселке. С момента его рукоположения во пресвитеры, в ведение о. Игнатия перешел Фершампенуазский поселок, куда в 1882 г. будет перенесена Покровская церковь Остроленского поселка. Кассельский поселок, располагавшийся недалеко от Остроленки, входил в Остроленский приход с момента его основания. Таким образом о. Игнатий Тимофеев первые пять лет своего служения являлся приходским священником трех поселков Верхнеуральских нагайбаков: Остроленского, Кассельского и Фершампенуазского. Как и в годы своего учительства, он должен был посещать их, но теперь уже в качестве священника. Круг его миссионерских обязанностей расширился – теперь он не только контролировал учебный процесс в казачьих школах, но и совершал здесь общественные и частные богослужения, проповедовал христианское учение на языке нагайбаков. Его педагогическая деятельность в этот период была сосредоточена на развитии церковного пения в нагайбакских школах, что в дальнейшем облегчило дело создания собственных приходах в этих поселках. Его работа в этом направлении даже была отмечена церковным начальством: 29 декабря 1882 г. о. Игнатию была предъявлена благодарность за обучение пению в церковных школах.

К этому периоду его служения относятся два значимых события: освящение новопостроенного Свято-Покровского храма в Остроленском поселке и начало богослужения на нагайбакском языке. И в том и в другом случае о. Игнатий выступил непосредственным инициатором этих событий. Как свидетельствует Витевский, «нагайбаки… по его внушению, в один год выстроили на свои средства деревянную церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы». О переписке, которую вел о. И. Тимофеев с благочинным с 1881 г., по поводу разрешения совершать богослужение на нагайбакском языке, мы уже говорили в соответствующем разделе. В 1885 г. по требованию Епархиальных властей он совершает инспекторскую поездку в Требиатский поселок, где среди части нагайбаков началось движение в сторону ислама. Результатом этой инспекции стало открытие в 1885 г. в п. Фершампенуазском собственного прихода, в который, кроме Фершампенуазского, вошли Требиатский и Парижский поселки. Первыми клириками прихода стали земляки о. Игнатия — священник Василий Меркурьев и псаломщик Макарий Софронов.

С 1885 по нач. 1896 гг. деятельность пастырская о. Игнатия сосредоточилась на Остроленском и Кассельском поселках. Но его опыт по-прежнему востребован в педагогической работе: в 1887 г. Совет открывшегося в том же году Михайло-Архангельского Миссионерского Братства назначает о. Игнатия помощником Инспектора народных училищ А.П. Раменского, заведующего миссионерскими инородческими школами. С 1889 г. эту должность он делит с о. Николаем Сейфулиным, крещенным татарином. На них возлагается обязанность «наблюдения за внутренним порядком и нравственностью (в инородческих школах – А.Г.), непосредственное заведывание ими в виду большей разбросанности школ».

Его заслуги в этот период не раз были отмечены Епархиальным начальством: 7 февраля 1887 г. «За ревностное служение и благоповедение» он получил свою первую церковную награду – набедренник; дважды, 27 января 1889 г. и 22 марта 1892 г., труд церковного учительства о. Игнатия был отмечен  Архипастырским благословением, с формулировкой «За ревностное проповедание Слова Божия»; еще одно Архипастырское благословение он получил 24 января 1890 г. «За усердное исполнение своих обязанностей»; 15 мая 1891 г. о. Игнатий удостоился благословения Святейшего Синода с установленной грамотой: «За примерно-усердную службу и благоповедение»; 22 марта 1895 г., с формулировкой «За ревностное служение», священник был удостоен следующей церковной награды – скуфии.

В 1896 г. в жизни о. Игнатия происходят значительные перемены: умирает его старший брат о. Василий Тимофеев. Еще раньше, в 1891 г., уходит из жизни и их общий учитель и наставник Н.И. Ильминский, перед именем которого благоговели все российские крещенные инородцы. В память об Ильминском в родном селе братьев Тимофеевых, Никифорово, где не было собственной церкви, в 1896 г. возводится храм в честь Свт. и Чудотворца Николая. Возможно, о. Василий сам желал быть священником этого храма-памятника, но скоротечная болезнь и последовавшая за ней кончина не дали осуществиться этим планам. Желая почтить память своих учителей и наставников, о. Игнатий, несмотря на многие годы служения среди нагайбаков, оставляет поле своего миссионерского делания и возвращается на родину; 21 мая 1896 г., по собственному прошению, он увольняется за штат и переезжает на жительство в Казанскую губернию, где становится первым приходским священником и законоучителем в своем родном селе, Никифорово.

Однако, менее, чем через полгода, 7 октября 1896 г., о. Игнатий возвращается в Оренбургскую епархию и занимает праздное священническое место в Парижском поселке. Составитель вышедшего в 1904 г. сборника «Историко-статистического описания церквей и приходов Казанской епархии» сообщает о причинах, повлиявших на решение о. Игнатия вернуться к нагайбакам: «Крайняя скудость содержания (тогда еще не было казенного жалованья), неуважительное отношение своих сородичей, из которых многие хорошо помнили его мальчиком «Игнашкой», заставили его оставить свою родину и возвратиться в Оренбургскую епархию, хотя приход ему достался хуже первого». Так буквально исполнилось в жизни о. Игнатия слово Спасителя: «Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем» (Матф.13:57). По возвращении в Оренбургскую епархию о. Игнатий был поставлен на вакантное место священника Космо-Дамиановской церкви Парижского поселка. Служивший здесь о. Спиридон Ишменев после отъезда о. Игнатия в Казань был переведен на его место в Остроленский приход. Условия жизни и служения в Парижском поселке действительно не могли сравниться с Остроленским приходом: в то время здесь существовал только молитвенный дом, построенный при первом священнике Парижа о. Макарии Софронове в 1889 г., в то время как в Остроленке с 1882 г. действовал полноценный храм.

Служение о. Игнатия в Парижской церкви Косьмы и Дамиана было недолгим – через год с небольшим, 14 октября 1897 г., по собственному прошению о. И. Тимофеев был переведен в п. Арсинский. В том же 1897 г. на съезде духовенства 30 благочиния Оренбургской епархии о. Игнатий был избран духовником благочиннического округа, каковую должность исполнял вплоть до 1901 г. В 1901 г., 30 августа, по распоряжению Епархиального Начальства, он был переведен в п. Фершампенуазский, где начинал свою службу в должности учителя в 1871 г.

Заслуги свящ. И. Тимофеева в должности настоятеля Фершампенуазского прихода трижды были отмечены Св. Синодом: 18 апреля 1903 г. о. Игнатий был награжден камилавкой – «За ревностное исполнение служебных обязанностей и благоповедение»; 6 мая 1909 г. – получил благословение с выдачей установленной грамоты: «За отлично-усердную службу». Наивысшая церковная награда была вручена ему 6 мая 1912 г.: «к Высокоторжественному дню рождения Его Императорского Величества Государя Императора Николая Александровича, во внимание отлично-усердной службе» свящ. И. Тимофеев был награжден наперсным крестом. Среди множества наград, которые имел за свою многолетнюю службу в Церкви о. Игнатий, была и одна гражданская – серебряная медаль в память царствования имп. Александра III на александровской ленте.

Уже к началу XX века, своим многолетним и беспорочным служением Церкви и делу христианской миссии, о. Игнатий заслужил почет и уважение не только среди своих прихожан, казаков-нагайбаков, но и среди всего духовенства Верхнеуральского уезда. В день празднования юбилея 35-летнего служения в священном сане и 25-летнего в должности благочинного протоиерея о. Николая Ивановича Малышева, состоявшегося 9 сентября 1904 г. в Благовещенском храме г. Верхнеуральска, именно о. Игнатию, как одному из старейших и заслуженных клириков благочиния, было доверено поднести юбиляру драгоценный дар – золотой наперсный крест.

В возрасте 64 лет, 4 февраля 1913 г., о. Игнатий возвращается к истокам своего священнического служения: согласно собственному прошению он был переведен в Свято-Покровский храм Остроленского поселка. В течение нескольких месяцев он совершает здесь обычные пастырские труды: служит Божественную Литургию, причащает, исповедует, совершает христианские требы. 8 августа 1914 года о. Игнатий совершает свою последнюю требу: таинство св. Крещения совершено им над младенцем Василием, сыном отставного казака п. Остроленского Арсения Максимовича Юдина и его законной жены Агрипины Степановны. Возможно, о. Игнатий  еще надеялся на выздоровление, т.к. официально его служение завершилось только через три месяца, 29 ноября 1914 г. Тогда в официальной части «Оренбургских епархиальных ведомостей» будет опубликовано следующее сообщение: «Резолюцией Преосвященнейшего Мефодия, Еп. Оренбургского и Тургайского, священник Остроленского прихода Верхнеуральского уезда, Игнатий Тимофеев уволен за штат по болезни». В последние годы своего служения о. Игнатий уже получал пенсию от Св. Синода – 200 р. После увольнения за штат пенсионное содержание его будет увеличено. Официальное объявление об этом будет сделано, почему-то, в 1916 г., уже после смерти о. Игнатия. Из этого объявления мы узнаем, что Св. Синод нашел необходимым повысить пенсию «заштатному священнику поселка Остроленского, Верхнеуральского уезда, Игнатию Тимофееву – до 300 руб. в год с правом получения ее с 29 ноября 1914 года и с прекращением с того же дня уже производящейся ему пенсии по 200 руб. в год».

После увольнения за штат о. Игнатий Тимофеев прожил чуть менее года. Смерть первого нагайбакского священника, одного из первых и лучших учеников знаменитого просветителя российских инородцев Н.И. Ильминского, почти полвека насаждавшего в Оренбургской епархии начала его миссионерской системы, воспитавшего новое, христианское поколение нагайбаков и ставшего живым примером жертвенного служения Богу и Св. Церкви для всего нагайбакского духовенства, последовала 8 октября 1915 г. (по ст. стилю). Трудности, переживаемые страной и Церковью в эти военные и предреволюционные годы, а, быть может, смиренный образ самого о. Игнатия, большую часть жизни трудившегося в должности обычного приходского священника, помешали священноначалию и деятелям миссии дать достойную оценку ему самому и его трудам по христианскому просвещению и воцерковлению нагайбакского народа. Единственным откликом на смерть священника была краткая заметка в разделе официальной хроники, которая гласила: «Исключается из списков заштатный священник Остроленского прихода, Верхнеуральского уезда, Игнатий Тимофеев – за смертью, последовавшей 8 октября сего года». Неизвестным остается последний период жизни о. Игнатия — те несколько месяцев, которые прошли после его увольнения за штат и кончиной. В метрической книге Остроленского поселка за 1915 г. в разделе об умерших, под этой датой, 8 октября, никто не зарегистрирован. Не числится в списке умерших о. Игнатий  и в предыдущие, и в последующие месяцы этого года, из чего можно сделать вывод, что перед смертью священник покинул Остроленку и переехал в другое место. Были это его родные места в Казанской губернии – село Никифорово, куда он однажды уже возвращался, или сама Казань, сказать трудно. Но кончина его, как и начало его священнического служения в Русской Православной Церкви были, несомненно, отмечены печатью Промысла Божиего: день, когда просветитель нагайбаков учитель и миссионер, служитель алтаря Господня и проповедник,  Игнатий Тимофеев закончил свой жизненный путь и предстал на Суд Всевышнего, был вместе с тем днем памяти тезоименитого ему святого – прмч. Игнатия Афонского.

В юности Иоанн – так звали святого до пострига – под страхом мучений дал обещание принять ислам. Раскаявшись в свое  поступке, он дал обет Богу – стать мучеником за Христа. Приняв монашество с именем Игнатий в одном из Афонских монастырей, он в 1814 г. отправился в Константинополь, где в присутствии мусульманских судей произнес свое исповедание: «В отрочестве своем я, принуждаемый вами, турками, дал слово отречься святой моей веры; теперь пришел сюда, взять это слово назад и проповедать пред вами Христа моего Богом истинным и Творцом всей твари». Заключив святого в тюрьму и заковав в кандалы, турки угрозами и ласками пытались заставить его изменить свое решение. Но Игнатий был непреклонен. Тогда судья приговорил его к смерти, которую святой принял через удушение и повешение на дереве. Впоследствии мощи святого были выкуплены одним благочестивым христианином, а глава его была помещена в Свято-Пантелеимонов Русский монастырь на Афоне вместе с мощами других мучеников за Христа.

Родившись в местности, отмеченной массовыми отпадения в ислам крещенных татар, о. Игнтатий Тимофеев, как и его святой, в молодости должен был испытать ту же духовную борьбу, пройдя которую он принимает твердое решение – быть со Христом. И действительно, как бы не повернулась его жизнь, какие бы трудности не возникали перед ним, о. Игнатий  всегда оставался верен однажды избранному пути – веровать во Христа Бога и проповедовать Евангелие Христово среди людей. Эта любовь и преданность Христу о. Игнатия была главной движущей силой его миссионерской работы, его учительских и пастырских трудов, была тем светом, который, по слову Спасителя, невозможно укрыть под спудом, и который привлекал к нему тысячи человеческих сердец. За эту веру о. Игнтаий сподобился редкого для любого христианского миссионера дара – видеть плоды своих трудов и наслаждаться ими. Эти плоды – приведенный ко Христу нагайбакский этнос, с развитой и динамично растущей церковной жизнью, с собственными православными учителями и собором духовенства, с богослужением на родном языке и великолепными деревянными храмами, с культурой, облагороженной христианской проповедью и самосознанием народа, утвержденным в Евангельских истинах веры и благочестия. И в начале всех этих свершений стоял он – о. Игнатий Тимофеев. Взирая на плоды рук своих, в конце своей жизни он мог смело произнести вместе с Апостолом: «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил» (2Тим.4:7). И пусть через несколько лет нагайбаки, как и все народы исторической России, будут ввержены в смертоносный огонь революции и гражданской войны, в котором сгорят их храмы, иконы и книги, а молох репрессий 20-30-х гг. уничтожит лучших представителей народа, память об о. Игнатии Тимофееве и его трудах никогда не прекратится. До тех пор, пока будут живы нагайбаки, и пока будет жить в их сердцах Православная Вера, а в храмах совершаться богослужение на нагайбакском языке, будет звучать на земле и имя их духовного наставника и отца, христианского миссионера и просветителя – священника Игнатия Тимофеевича Тимофеева.


Источники:

Казанская центральная крещено-татарская школа: материалы для истории христианского просвещения крещеных татар. Сост. Н. Ильминский. — Казань: 1887.

Отчет Казанского Братства Свт. Гурия за 1869/70 гг.

В.Н. Витевский. Нагайбаки. —  Газета «Волжско-Камское слово». 1882 г.

Извлечение из всеподданнейшего отчета Обер-прокурора Св. Синода по ведомству православного исповедания за 1875 г. — Газета «Оренбургские епархиальный ведомости», 1876.

Отчет Миссионерского Оренбургского Михайло-Архангельского Братства за 1889 г.

Историко-статистическое описание церквей и приходов Казанской епархии. — Казань, 1904.

Государственный Архив Челябинской Области.

 

Источник

 

Керәшен дөньясындагы яңалыкларны ВКонтакте, Инстаграм, Телеграм-каналда карап барыгыз. 

Хәбәрләрегезне 89172509795 номерына "Ватсап" аша языгыз.

Telegram-канале
Подробнее: http://tuganaylar.ru/news/novosti/aybagyru-byt
Telegram-канале
Подробнее: http://tuganaylar.ru/news/novosti/aybagyru-bytсоциаль челтәрләрендәге группалардан укып, белеп барыгыз.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: