Туганайлар

Людмила Белоусова: «Сейчас татары переживают то, с чем кряшены столкнулись в 30-е годы»

​​​​​​​В период обострения проблемы изучения родных языков заместитель председателя правления Общественной организации кряшен Татарстана, главный редактор культурно-просветительской газеты «Туганайлар» Людмила Белоусова рассказала журналисту интернет-издания «KazanFirst» о том, как кряшены держат второй удар по родному языку

Без родных языков исчезнут национальные школы, театры и газеты

– Людмила Даниловна, расскажите, как живет кряшенская община сегодня?

– 25 мая этого года нашей организации исполнится 11 лет. Правда, и до этого общественная жизнь имела свою историю, которая ведется уже с начала 90-х годов. На протяжении всего этого времени мы системно работаем с органами власти. В 17 районах республики есть наши отделения. Государственному фольклорному ансамблю кряшен «Бермянчек» скоро исполнится 10 лет. Детскому этнолагерю «Айбагыр» этим летом будет 6 лет. Недавно прошёл 4-й форум кряшенской молодёжи. В январе этого мы справляли 10-летие фестиваля молодых исполнителей кряшенской песни «Рождественская звезда».

Этим летом собираемся проводить второй фестиваль духовной культуры «Бермянчек бакчасы» («Вербицы сад») на острове-граде Свияжск. В Академии наук республики был создан Центр изучения кряшен и нагайбаков (нагайбаки – этническая группа, проживают по большей части в Нагайбакском и Чебаркульском муниципальных районах Челябинской области. Язык - говор среднего диалекта татарского языка. Верующие - православные христиане.) Кряшенской газете «Туганайлар» исполнилось 15 лет. Все это было создано благодаря инициативе и упорной работе нашей общественной организации. Так вот и живём.

– По всему видно, что вы занимаете очень активную позицию в общественной жизни республики. А какую роль играет татарский язык для вашей работы?

– Самую главную. Практически вся работа организации ведется на татарском языке. Наши мероприятия, праздники. Литература печатается на татарском. Для нашего детского этнолагеря «Айбагыр» программа пишется на татарском. А вот наша газета двуязычная. Русскоязычный вкладыш мы выиграли по гранту, и теперь он закрепился в газете как её составляющая.

– Каково ваше понимание нового законопроекта о возможном добровольном изучении родных языков?

– Честно говоря, тема утери родного языка для кряшен уже не новая. Несмотря на то, что многие представители татарского общества не хотят воспринимать этот факт, некогда у кряшен был свой язык. Он попал под запрет в 1930-е годы. Поэтому, для кряшен сегодняшняя ситуация уже второй удар, и мы его вряд ли выдержим. Если заглянуть в историю, то до 1930-х годов татарские дети получали знания в медресе, читали и писали на основе арабской графики, когда кряшенские - в церковно-приходских школах и религиозных заведениях на основе грамматики на кириллице, которую создали священник Василий Тимофеев и ученый-просветитель Николай Ильминский. Когда свершилась Октябрьская революция и религия стала «опиумом для народа», власть объединила образовательные учреждения и обучение стало светским. До этого момента две культуры развивались отдельно друг от друга. Тот язык, что был тогда, сохранился в кряшенских церквях до настоящего времени. На этом языке до сих пор ведётся церковная служба и печатаются духовные книги. Одним словом, сейчас татары переживают то, что кряшены уже пережили в 1930-е годы.

Если мы потеряем и татарский, который стал уже родным, нет шансов и для реабилитации кряшенского языка. Сейчас кряшенские активисты придерживаются такой точки зрения: сохранить татарский и не забывать кряшенский, давая людям знания в рамках этнокультурного компонента. Дети должны знать свою историю независимо от того, нравится она кому-то или нет. Нужно сохранять все проявления и диалектальные особенности языков, особенно в создавшейся ситуации, не разделяя, чей говор правильный, а чей «не очень».

– Как думаете, кто виноват в том, что ситуация вокруг нового законопроекта настолько обострилась?

– Наверное, отчасти и мы сами. Где-то оказались недостаточно активными. Где-то проявили слабость или промолчали. Где-то не смогли отстоять свою позицию. Мы безоговорочно принимаем все условия, которые нам диктуют. Что еще приводит к потере языка? Оптимизация школ в татарских и кряшенских деревнях. К этому еще приводит ЕГЭ. Именно из-за ЕГЭ, вернее, из-за невозможности сдачи экзаменов на татарском, национальные школы часто вынуждены переходить на русскоязычное обучение. Приведу пример: в Елабужском районе в селе Большой Шурняк была единственная в республике школа с кряшенским этнокультурным компонентом.  Свой статус она потеряла три года назад, так как перешла на русскоязычное обучение, чтобы уцелеть от оптимизации.

– В последнее время участились случаи протеста против нового законопроекта. Наблюдаются ли подобное среди кряшенского народа?

– Таких случаев нет, по крайней мере, мне они неизвестны. Мы по менталитету очень скромный народ. Но мы за сохранение татарского языка как обязательного предмета обучения.

– Поддерживаете ли вы связь с нагайбаками? Известно ли вам что-нибудь о том, как они относятся к сложившейся ситуации?

– Этот народ практически потерял свой язык, но очень хочет вернуться к своим корням. Они хотят быть ближе к нам, состоять в нашем сообществе и интересуются своей историей и языком. Активно принимают участие во всех наших мероприятиях. Недавно их делегация приезжала на форум кряшенской молодёжи. В нашем этноязыковом лагере «Айбагыр» дети-нагайбаки учатся родному языку. Ни один фестиваль «Питрау» не обходится без их участия. Два года назад в галерее «Хазинэ» в Кремле мы организовали выставку искусства этого народа. Среди нагайбаков есть энтузиаст Сергей Васильев, который пытается возродить народные пословицы. Он записывает их со слов старшего поколения, размещает эти словосочетания в соцсетях, затем целая группа начинает переводить слова на русский язык. Когда появляется смысловое предложение, начинают размышлять над его философским значением. Получается, что расшифровывают народную мудрость, накопленную годами. И интересно, и приятно наблюдать за этим. Но ведь и мы сами легко можем оказаться в такой же ситуации, если потеряем родной язык. Потеряем себя.

Главной особенностью нашей страны является ее многокультурность. Язык - есть главная составляющая культуры. Какое будущее остается нам ждать, в случае, если закон примут?

– Если потеряем язык, то потеряем и школы, и театры, и газеты, то есть, все. Принятие этого закона может привести к отторжению Татарстана от России.

– Как по-вашему, есть ли у родных языков шансы вернуться в список обязательных предметов изучения в образовательных учреждениях?

– Думаю, что есть. Есть такой закон физики: чем больше давление, тем больше сопротивления. Когда что-то попадает под запрет, этим начинают интересоваться ещё больше, и это начинают отстаивать. Я думаю, что нужно бороться.

Хочу отметить и несовершенство методик преподавания татарского языка в образовательных учреждениях. В свое время я преподавала в школе татарский язык русскоязычным детям, и знаю проблему изнутри. Существует множество методик альтернативного преподавания. Но нет приоритетного, единого. Нужно было разработать единую методику и подготовить достаточное количество специалистов, чтобы нормализовать ситуацию с преподаванием. Русскоязычным детям нужно давать больше разговорного языка, избегая осложнений с грамматикой, тем более, что родители не могут помочь с домашними заданиями, и это их беспокоит.

Очень мешают обучению детей арабские заимствованные слова. Они не подчиняются никаким законам тюркских языков. Их можно только запомнить. Но их много. Даже для носителя языка эти слова порождают большие затруднения. Если те, кто рассматривает новый законопроект, будут знать все эти особенности и советоваться со специалистами, можно было бы найти альтернативное решение.

 

Суть проблемы

10 апреля группа депутатов внесла в Госдуму законопроект о поправках в закон «Об образовании в РФ», который вызвал резонанс не только в Татарстане, но и в других национальных республиках. Согласно этому документу, «преподавание, изучение государственных языков Российской Федерации осуществляется на добровольной основе и не может осуществляться в ущерб преподаванию, изучению государственного языка Российской Федерации». Кроме того, изменения предполагают «изучение родных языков с учетом потребностей обучающихся и их родителей».

25 апреля Госсовет Татарстана, после бурного обсуждения ситуации, решил направить обращение председателю российского парламента Вячеславу Володину, в котором выразил несогласие с законопроектом и призвал вынести его на обсуждение в республиках и автономиях РФ, «в целях недопущения негативного общественного резонанса».

Вместе с тем, в знак несогласия с законопроектом депутатов Госдумы России, представители многих народов страны, в том числе жители Дагестана, Чувашии, Марий Эл, а также Татарстана, опубликовали петицию «Нет закону против родных языков России».

Также в социальной сети «ВКонтакте» появилось открытое обращение к депутатам Госдумы и членам Совета Федерации, которые представляют интересы национальных республик. Авторы документа призывают обратить внимание на инициативу парламентариев, которые выступают за введение поправок к закону «Об образовании» и не допустить их принятия.

 

Автор материала: Ляйсан Кадырова

https://kazanfirst.ru/articles/465334

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: