Туганайлар

Докричаться до небеc. Бессмертный полк. Кряшены. Минеев Андрей Васильевич

Несколько лет назад, просматривая художественный фильм, в душу врезался монолог советского военнопленного. Он понимал, почему над ним издевались немцы – они же враги, но когда этим же пыткам его подвергли в фильтрационных лагерях своей страны после долгожданной свободы, это было сверхпонимания.

Судьба пленных, выживших в фашистском аду почти десятилетие делила жизнь на до и после, ведь для товарища Сталина – все они были предателями, изменниками Родины. Каждый раз, им приходилось оправдываться за то, что они живы, что попали в плен и выжили, тысячи разных причин и позорное клеймо – враг народа.

Как помочь солдатам вернуть их добрую память, как вытащить их имена из паутины забытья, как выразить свою благодарность тем героям и их детям в эти майские дни? В феврале был брошен клич по знакомым, близким и по просторам интернета – с целью нахождения имен и судеб бывших военнопленных. Братья Каменские, Воробьев Константин, Исаков Илья, Деревянко Нина, Минеев Андрей, я верю: это только начало нового поиска.

Эх судьба, что же ты, подлая, сделала…

Герой этой грустной истории - Минеев Андрей Васильевич - из села Сарапала, 1917 года рождения. С раннего детства в душу запали его лучистые васильковые глаза, морщинки на лбу и светлая улыбка. Дядя Андрей был двоюродным братом моего отца, знаменитым плотником на всю округу.

Первого февраля 1940 года дядя Андрей был мобилизован Заинским РВК и попал в котел советско-финской войны. В то время ему наверно казалось, что он ненадолго покидает родные места... Как он ошибался! На второй год его службы началась Великая Отечественная война. Спустя месяц 680 стрелковый полк 169 стрелковой дивизии отступал в сторону Днестра, немного оставалось до реки, когда пехота вошла в лес вдруг послышалась чужая гортанная речь, лай овчарок – это высадился вражеский десант. Одновременно наши офицеры в сторону солдат направили винтовки, у каждого из них был с собой чемодан. Издалека было видно, как они зашли в рощу и вышли оттуда в гражданской одежде, а солдаты попали в плен – 30 июля 1941 года под Николаевым. (Учитывая количество снаряжения в первые годы войны, одна винтовка на пятерых да десяток патронов, о противостоянии говорить нет смысла.)

В Австрии Андрей попал на хозяйственные работы к зажиточному хозяину. Каждый день с раннего утра до позднего вечера работники выполняли указания хозяев, одновременно им пришлось учиться понимать ненавистный гортанный язык. Выполняя тяжелые работы, пленных рабочих кормили чуть-чуть, чтобы они ноги не протянули. Иногда в сарае они смогли пару раз выпить свежие яйца, но хозяин увидев пустые скорлупки, догадался об этом, но разрешил иногда так питаться, но палка всегда бывает о двух концах. Однажды голодный Андрей перемахнул сквозь окно кухни, съел один половник супа и чуть не поплатился жизнью – его отдали на растерзание собакам. Очнулся он поздним вечером, на нем были истерзанные лохмотья и саднящие следы укусов.

25 мая 1945 года он был освобожден Красной Армией, и попал в фильтрационные лагеря на Колыму. В 1947 году в Сарапалу пришло его первое письмо матери. Собралась вся деревня: письмо переходило из рук в руки и было похоже на тонкую серую тряпку. Шесть лет от него не было вестей... А сколько таких пропавших без вести солдат было в родном селе! И у многих теплилась надежда - может и мой объявится. В 1947 году дядя Андрей вернется домой, устроится на работу, женится на Ефросинье и заживет мирной жизнью, но работники НКВД и сны будут долго бередить его душу. Его не стало ноябрьским днем 2000 года, светлая ему память.

Светлана Долгова, 
Старший научный сотрудник
Заинского краеведческого музея

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (1)
Осталось символов:
  • 14 мая 2018 - 14:52
    Без имени
    Опять эти сказки про страшные фильтрационные лагеря. Так-то многих солдат демобилизовали только через несколько лет после войны.