Туганайлар

Церковный канон звучит по-татарски, а точнее – по-кряшенски

Позвонив в церковь Тихвинской Божией Матери, я имела неосторожность сказать, что хочу написать материал о крещеных татарах. - Мы не крещеные татары, мы - кряшены, - строго поправили меня. Так я узнала, что кряшены - это не татары. Это особый народ, исконно живущий в Поволжье с древних времен

Кряшены и роман Дюма

В церковь, спрятавшуюся в Тукаевском переулке, на задворках здания горгаза, я пришла в вербное воскресенье вечером. Народу было мало - основная часть прихожан, как мне объяснили, побывали на утренней праздничной службе.

Помнится, у Дюма в "Трех мушкетерах" Портос рассуждал так: вся вина гугенотов заключается в том, что они поют по-французски те псалмы, которые католики поют на латыни. Эта фраза всплыла в моей памяти, когда я переступила порог Тихвинской церкви. В просторном помещении храма бесшумно сновали туда-сюда бабушки с букетиками верб, горели свечи перед иконами. Все было знакомо и привычно, кроме одного - бойкой татарской речи.

Необычное впечатление усилилось, когда началась служба: незнакомые слова плохо укладывались в сознании рядом с крестным знамением, земными поклонами и хоровым пением. Пришедший со мной фотограф Раиль удивленно прислушивался:

- Вроде бы по-татарски поют, а вроде и нет. Необычно как-то. Понять можно, но не все.

Впрочем, постепенно я привыкла и даже чисто интуитивно стала чувствовать, какую именно молитву сейчас читают, когда надо поклониться, когда - перекреститься. Спрашиваю у одной из бабушек:

- А можно мне у вас свечку поставить, если я крестилась в русской церкви?

В ответ - недоуменный взгляд:

- Конечно.

- А записки подать?

- Да конечно!

- А ведь только по-русски...

- Ну и что? По-русски и пиши! Вера-то у нас одна, православная!

Мифы и реальность

После службы мы беседовали с настоятелем Казанского кряшенского прихода отцом Павлом. Он последовательно развеивал мифы, которые существовали в моем (и не только, наверное, моем) сознании. Мифы о кряшенах. Сложились они, кстати, не сами по себе. 4 декабря 1925 года советская власть издала постановление, где разъяснялось, что кряшены - это татары, насильственно обращенные когда-то в православную веру.

- Если бы это было так, в памяти народной обязательно сохранились бы какие-то легенды, указания на такое событие - говорит отец Павел. - Но этого нет. Мы никогда не знали другой веры, кроме православия. А знакомство кряшен с православием, как мы считаем, произошло даже раньше, чем в Киевской Руси - чуть ли не в шестом веке. Кряшенская культура очень древняя.

Так что единственное, что роднит кряшен с татарами, - это близость проживания и схожий язык. Изначально - именно схожий, а не общий, потому что язык, на котором сегодня ведется здесь богослужение - это обиходный кряшенский язык Мамадышской губернии конца девятнадцатого века. Но десятилетия запретов и гонений, конечно, сказались, и сегодня в обычной жизни кряшены говорят все-таки на татарском, а кряшенские дети учатся в татарских школах.

Церковные же обряды, кроме языка, ничем не отличаются. Кряшенская церковь относится к Казанской епархии Русской православной церкви. На престольные праздники в Тихвинскую церковь приезжает служить архиепископ Анастасий. Служит, между прочим, на кряшенском языке. По книгам, конечно. Но, по словам отца Павла, наиболее общеупотребительными выражениями владыка уже хорошо овладел.

Особенности национального самосознания

Имена кряшенам в крещении даются обычные, православные. Но в обиходе народ, конечно, переделывает их на свой лад. Причем так, что не всегда и догадаешься. Вот, например, Минке - это Евдокия. Татук - Татьяна. И с фамилиями не все просто. Фамилии даются русские, но в старое время фамилий у кряшен не было, были прозвища. И сейчас в кряшенских деревнях, где на всю деревню две фамилии, человека гораздо легче найти по прозвищу. Скажешь прозвище - и тебе тут же все про того, кого ты ищешь, расскажут, вплоть до полной родословной.

Есть некоторый специфический оттенок и у обрядов. Но не у церковных, которые идут в русле общей православной традиции, а у народных. Особенно это связано с вопросами погребения. Так, в некоторых деревнях поминание почему-то совершают не на сороковой, а на тридцать девятый день. В могилу при похоронах кидают деньги, а стулья, на которых стоял гроб, обязательно переворачивают.

Некоторые думают, что кряшены - это ни то ни се. Вроде как от татар ушли, а к русским так и не прибились. Неправда это. Кряшены, как я поняла, народ вполне самодостаточный. В 1989 году в Казани возродилась кряшенская община. Отданную им Тихвинскую церковь, где раньше был склад, восстанавливают своими силами. Пусть медленно, но верно. При церкви работает переводческая группа - переводят на кряшенский язык Библию. По светской части проводят разные праздники, фестивали. Не требуют к себе какого-то особого отношения. Просто возрождают постепенно свои традиции, обычаи, веру своих предков.

Евгения ЧЕСНОКОВА.

"Казанское время" N15, апрель 2001 г.

 

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: