Туганайлар

Свадебные обряды кряшен Удмуртии

Вопрос о женитьбе решали исключительно родители, и порой молодые, особенно из разных деревень, знакомились друг с другом на самой свадьбе

Из семейных обрядов кряшен Удмуртии наиболее весело и зрелищно проходила свадьба. Зачином к ней являлось сватовство, на котором основную роль выполняли двое-трое родственников со стороны жениха. Вопрос о женитьбе решали исключительно родители, и порой молодые, особенно из разных деревень, знакомились друг с другом на самой свадьбе.

Зайдя в дом, сваты интересовались, есть ли у хозяев тёлка на продажу, стельная или не стельная. В прошлом случаи добрачной беременности девушек были явлением исключительным, но вопрос задавали именно такой, так как того требовал обычай. После небольших переговоров, в знак достигнутого согласия, мать девушки стелила на стол белую скатерть и клала на неё каравай хлеба.

Со стороны жениха ставили самогон. Приглашали родственников, «пропивали девушку». Этот цикл свадебного обряда назывался зерешу (удм. – ярашон).
После сговора девушка в течение 2-3 недель завершала комплектование приданого: шила скатерти, полотенца (бистер), тканые декоративные изделия размером примерно 80×80 – сюльгы, которые обычно развешивали на Пасху и в дни Казанской Божьей матери.

На свадьбу приглашали самых близких родственников. Поезжан встречали у ворот с хлебом и маслом, во дворе – с катыком (каждому давали по ложке), на крыльце – с аракы. В дом не пускали, пока не выпьют рюмку спиртного. Зайдя в дом, никто из поезжан без приглашения не проходил за матицу (в настоящее время эта традиция утрачена). Гостей не сажали за стол до тех пор, пока его не выкупят: не дадут «продавцам» денег или бутылку самогона, смотря, как смогут сторговаться. Обычай этот соблюдается до сих пор.

За столом родителей и крёстных жениха усаживали в почетный угол (тэре). Гостей угощали стоя. Поев, поезжане начинали петь, им песней же отвечали хозяева. Гулянье продолжалось часов до пяти утра. Родственники невесты, приглашённые на свадьбу, приходили со своим угощением: приносили спиртное, мясо, пельмени, выпечку. Сушки, нанизав на шнур, надевали на шею, их продавали по 3-5 коп. Чтобы было веселее, самогон подавали в разовых рюмках, сделанных из огурцов или моркови, из поварешки, из воронки, заткнув её снизу и др.

В полночь начинался обряд «середина ночи»: к каждому из поезжан подходили с подносом с 6-7 стопками различных напитков – самогона, кваса, воды, ягодных морсов, рассола и др. Подойдя к гостю, пели короткую в четыре строки песню, гость также отвечал песней и выпивал содержимое
стопок. Пока один пил, готовили поднос для другого. Песни величального типа исполнялись на одну мелодию, но содержание не должно было повторяться; их в другое время не исполняли. Такой же обряд проводился и в доме жениха.

Перед отъездом поезжан выносили сундук невесты и перину. Если молодые – односельчане, гостей провожали до ворот жениха, если из другой деревни – до околицы.

Через сутки свадьба продолжалась в доме жениха. Процедура гостевания не отличалась от предыдущей, за исключением обряда развешивания невестиных скатертей, декоративных скатертей и сюльгы. Исполнитель обряда песней просил у жениха «золотые» гвозди и молоток, получив которые, прибивал к стене перечисленное добро, сколько хватало места, оставшееся развешивали на верёвке.

Завершается свадьба приготовлением лапши – килен тукмач: на другой день, после отъезда родственников, молодая варила лапшу «на похмелье» для угощения новой родни.

Современная свадьба обычно проходит в столовой. Гости с обеих сторон поют русские песни, если среди участников окажутся пожилые женщины, споют две-три кряшенские песни. Жених в чёрном костюме и невеста в белом наряде и в фате сидят на почётном месте. Многие элементы свадебного обряда в современном ритуале уже не представлены.

Традиционная кряшенская семья была многодетной. Роды обычно проходили в избе или бане под руководством повивальной бабки – аби. По выздоровлении роженицы и ребёнка женщины (родственницы) приходили «на зубок», приносили пироги с картошкой, мясом, калиной. Если ребёнок родился «в рубашке», её сохраняли на счастье и при отправке в армию юноше давали с собой как оберег (зашивали в одежду). Пуповину не хранили, послед, по словам респонденток, «наверное, прятали куда-то, чтобы собакам не достался».

Рождение ребёнка особо никак не отмечали, но крестили всех, именами нарекали по святцам. Мальчику назначали двоих крёстных (мужчину и женщину), а девочке – только одну (женщину). Кто первым замечал зуб у ребенка, дарил ему какойнибудь подарок (например, рубашку).

 

Источник:

Кряшены Удмуртии:  этнокультурный проект (Г.А. Никитина)

Фото: udmddn.ru

 

Керәшен дөньясындагы яңалыкларны ВКонтакте, Инстаграм, Телеграм-каналда карап барыгыз. 

Хәбәрләрегезне 89172509795 номерына "Ватсап" аша языгыз.

Telegram-канале
Подробнее: http://tuganaylar.ru/news/novosti/aybagyru-byt
Telegram-канале
Подробнее: http://tuganaylar.ru/news/novosti/aybagyru-bytсоциаль челтәрләрендәге группалардан укып, белеп барыгыз.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: