Туганайлар

История Парижского прихода: прошлое и настоящее

Проблема сохранения духовного и культурного наследия в современном обществе очень актуальна. Данная работа является первым шагом на пути к серьезным исследованиям в этой области и носит описательный характер, позволяющий получить самое первое представление об истории Парижского прихода

Освящение в 2017 г. в селе Париж новой церкви, интерес к духовным корням, а также недостаточная изученность религиозного становления нашего народа побудили обратиться к этой теме. Были изучены материалы местных краеведов, исследована электронная версия газеты «Оренбургские епархиальные ведомости» за 1874–1916 гг.

В августе 2017 г. в с. Париж Нагайбакского района Челябинской области была освящена новая церковь. Перед освящением состоялся крестный ход к музею, где отцу Андрею (настоятелю Фершампенуазской церкви) была передана икона Божьей матери из старой церкви с. Париж.

Данное событие, а также интерес к нашим духовным и историческим корням, побудили нас, работников музея, обратиться к истории старой церкви. Сведения о ней были весьма скудными и основывались лишь на воспоминаниях старожилов села. Нам же хотелось получить как можно больше официальных подтверждений. Понимая при этом невозможность работы в государственных архивах ввиду их удаленности от нашего села, необходимости финансовых затрат, было решено работать с изданием «Оренбургские епархиальные ведомости» (далее ОЕВ), электронная версия за 1874–1916 гг. которого представлена в сети Интернет. ОЕВ, выпускавшиеся с благословения Святейшего Синода, информировали о событиях в приходах Российской империи и за её пределами.

Найденная информация, которая была нами разделена на три части, была приведена в некоторую систему. Необходимо отметить, что данное исследование требует доработки, но некоторые официальные подтверждения все же уже получены.

Часть первая. О храме

Храмы и церкви на территории современного Нагайбакского района стали возрождаться в 80-е гг. XIX в. Сначала нагайбакские казаки, переселившиеся на земли Новолинейного района Оренбургской губернии, были приписаны к различным приходам с русским населением, а жители поселка Париж – к Великопетровскому приходу. В ОЕВ за 1873 г. публикуется комплект приходов и причтов в Оренбургской губернии по новым штатам, утвержденным 7 апреля 1873 г. [2, с. 947]

В 1874 г. был основан Оренбургский епархиальный комитет, который с конца 1880-х гг. сосредоточил усилия на противодействии «мусульманской пропаганде» среди нагайбаков: создаются миссионерские проекты, принимается решение об открытии в нагайбакских селах самостоятельных приходов.

По воспоминаниям старожилов, строительство церкви в нашем селе началось в 1885 г., а 14 ноября 1888 г. в Париже была освящена деревянная церковь во имя Святых бессеребренников Космы и Дамиана. Освящение возможно и проходило в ноябре 1888 г., но Парижский приход был открыт намного раньше. Так, в номере 6 от 15 марта 1888 г. в ОЕВ публикуется Журнал Совета Оренбургского Михаило-Архангельского Братства от 28 декабря 1887 г., где содержится рапорт священника Парижского прихода Верхнеуральского уезда о. Сафронова, в котором он просит оказать его церкви посильную помощь из средств Михаило-Архангельского Братства. На этот рапорт выносится следующее определение: «Так как во вновь открытом Парижском приходе Верхнеуральского уезда при церкви нет, как видно из рапорта священника Сафронова, для совершения богослужения и требо-исправления самых необходимых священных предметов: священных одеяний, сосудов, кадил и богослужебных книг, то обратиться чрез о. благочинного над церквами г. Оренбурга протоиерея Полидорова к предстоятелям здешних церквей, не могут ли они оказать какую-либо помощь просителю священными предметами, если они находятся где-либо в избытке» [3, с. 137].

В журнале этого же братства от 13 апреля 1888 г., публикуемом в номере 11 от 1 июня 1888 г., вновь упоминается Парижский приход в связи с назначением ему единовременного пособия в сто рублей и в связи с полезностью присоединения маленького поселка Астафьевского к Парижскому приходу [4, с. 315, 317].

Таким образом, в конце 1887 – начале 1888 гг. был открыт Парижский приход, следовательно, построена и церковь. В 1889 и в 1890 гг. в списке церквей Оренбургской епархии и благочинных, в ведении которых они находились, она значится как молитвенный дом во имя Космы и Дамиана [5, с. 88-89], [6, с. 206].

Нас заинтересовало, почему же молитвенный дом? Попробуем разобраться в понятиях «храм» и «молитвенный дом». На сайте собора Михаила Архангела констатируется, что молитвенные дома – это особые дома у православных, в которых, за неимением храма, разрешается совершать Литургии на переносном антиминсе. Чаще всего, понятие «молитвенный дом» можно услышать в небольших селах и деревнях. Это своего рода домовая церковь, где совершаются все Святые таинства, в числе которых крещение и исповедь. Поэтому, сравнивая понятия, можно сказать, что молитвенный дом – это тот же храм, только меньших размеров и выглядит скромнее.

По какому из этих признаков Парижскую церковь называли молитвенным домом, неизвестно. То ли антиминс был переносной, то ли изначально она была меньших размеров?

Со слов информатора Батраевой Нины Никандровны, 1941 г. р., которая помнит рассказ своей бабушки Тоймурзиной Анны Сергеевны (1888 г.р.), до 1912 г. на церкви был установлен деревянный крест. Хотя местный кузнец Коротков еще в 1894 г. начал ковать чугунные кресты, на одном из этих крестов действительно есть клеймо «1894». И только 14 ноября 1912 г. (Анна Сергеевна точно помнит эту дату, т.к. во время родов (своего сына), она наблюдала за происходящим в окно, вид из которого был на церковь) на церкви установили железный купол и три кованых креста. То, что это было 14 ноября, не вызывает никаких сомнений, потому что это день святых Космы и Дамиана, именем которых называлась наша церковь.

Возможно, в связи с установкой купола и крестов требовалось обновить, расширить здание церкви, потому что в ОЕВ за 1915 г. находим Архипастырское благословение с грамотами от 12 марта 1915 г. членам комиссии по постройке нового храма в Парижском поселке: священнику Степану Бикбову, церковному старосте казаку Ивану Корсакову, урядникам Евграфу Дюсьмекееву, Семену Григорьеву, Евфимию Уразаеву, Григорию Вдовину, казакам Тимофею Афанасьеву, Петру Васильеву, Семену Тимееву [12, с. 101].

О том, какой была церковь в селе мы можем судить по фотографии старого Парижского клуба, который располагался именно в здании бывшей церкви.

Известно, что все храмы нагайбакских казачьих сел были одного типа архитектуры, отличаясь друг от друга лишь размерами и цветом краски. Строили их одни и те же мастера из Верхнеуральска. Все храмы были типовыми бревенчатыми, для строительства использовался добротный лес. Над входом в храм располагалась высокая (до 20–25 м) колокольня, конусообразная крыша которой была увенчана куполом с крестом. Колокольня соединялась с основным помещением храма прямоугольным переходом, выполнявшим функцию притвора, с окном и двухскатной крышей над ним. Притвор в свою очередь соединялся с основным помещением храма квадратной формы, более широким и более высоким, чем притвор. Над этим помещением возвышалась четырехскатная крыша, по углам которой располагались четыре небольших купола, а более крупный купол венчал все сооружение. Высота храма от нулевой отметки до центрального креста достигала 15–18 метров. С восточной стороны храма выдавалась алтарная пристройка с небольшим куполом над ней. Фундамент под храм делался из бутового камня. Кресты были коваными, из металла. Территорию храма ограждал кованый железный забор, закрепленный между кирпичными столбами, стоящими на каменной кладке.

Каждую субботу и воскресенье и на все праздники в церкви шла служба. Старожилы села вспоминали, что воду на крещение носили всем селом, обходили церковь крестным ходом, при этом звонили в колокола. Колокола звонили и зимой в бураны, чтобы путники не сбились с пути. При церкви был свой церковный хор, в котором пели и мужчины, и женщины.

После революции церковь в селе была закрыта, в 1930 г. с нее были сняты кресты и купола. Из воспоминаний жителей села, опубликованных в книге местного краеведа С.И. Вдовиной [1, с. 45-47], узнаем, что церковь ломали под руководством «кугәрей» (прозвище, в переводе «голубь») Андрея, который во время работ сломал себе руку и ногу. Люди восприняли это как Божью кару. Стаскивали кресты четыре трактора, каждый из которых внезапно ломался. Четвертому трактору все-таки удалось сорвать кресты. Когда снимали колокол, один аркан оборвался, и колокол, упавший с грохотом, треснул. Он еще долго лежал около пожарной части села, а потом пропал. Церковные кресты были установлены на трех могилах местного кладбища: Киртянова Константина Алексеевича, являвшегося одним из первых сельских учителей; кузнеца Короткова и неизвестной могиле. В 2017 г. к открытию новой церкви эти кресты по согласованию с родственниками были заменены новыми деревянными, кованые кресты с памятной плитой установлены на территории церкви. Чудом уцелела одна из икон из иконостаса. Икону Божьей Матери в окладе сумела унести и сохранить в течение 70 лет Арапова Анна Игнатьевна. Именно она впоследствии была передана в новую церковь. Сохранился также ангел, венчавший врата и деревянный крест, которые хранятся в Парижском музее.

После разрушения в церкви располагался склад, а с 1937 по 1974 гг. был размещен сельский клуб.

Часть вторая. Священнослужители

Известно, что первым священником при открытии Парижского прихода был отец Софронов. Согласно ОЕВ, священник Михаил Софронов позднее был перемещен на место священника церкви Требиатского поселка Верхнеуральского уезда. В данном печатном органе он отмечается как «неутомимый миссионер в среде крещенных и отпавших татар. Скончался в конце 1911» [9, с. 396].

В 1891 г. в номере 9 читаем отчет миссионера: «5-го июля я прибыл в поселок Париж к о. Макарию, 6 июля он служил утреню и литургию. Псаломщик его из нагайбаков Василий Ефимов читает и поет в церкви…» [7, с. 44]. К сожалению, сколько лет служил отец Макарий и кто заменил его на месте священника в ближайшие годы отследить не удалось. Нами были просмотрены все номера ОЕВ с 1873 по 1912 гг., но сведения о рукоположении, перемещении Священников в Парижской церкви не найдены. И лишь за 1913, 1915, 1916 гг. в газете появляются сведения о Парижском священнике Стефане Бикбове, о котором можно узнать следующую информацию.

Стефан Бикбов – священник церкви поселка Парижского Верхнеуральского уезда. Награжден скуфьей ко дню Святой Пасхи в 1913 г. [10, с. 111]. Жертвователь на образование стипендии при духовных учебных заведениях Оренбургской епархии в честь 300-летия царствования Дома Романовых [11, с. 351]. Архипастырское благословение с грамотой от 12 марта 1915 г. были получены за труды по постройке храма в Парижском поселке [12, с. 101]. Награжден камилавкой в декабре 1916 г. за понесенные труды по обстоятельствам военного времени [13, с. 413]. Наряду с этим он упоминается и в воспоминаниях старожилов нашего села: «До 1917 г. дети учили молитвы в церкви, где проповедовал батюшка Бикбов» (И.Н. Романов), «Поп Бикбов Степан прослужил до старости» (Е.М. Ишмекеева).

Стефан Бикбов служил в Парижской церкви до самого ее закрытия. Весной 1918 г. батюшка Бикбов оказался в с. Кассель, во время боев он и еще трое казаков были взяты в плен красногвардейцами. Всех четверых казнили около кладбища при насильно согнанном народе, отрубив шашкой головы. Похоронены в братской могиле. Об этом пишут краеведы С.И. Вдовина [1, с. 46] и Р.В. Утешев [14, с. 10]. В настоящее время на этой могиле в с. Кассель стоит памятный крест.

Необходимо отметить, что кроме Стефана Бикбова в ОЕВ в эти годы упоминаются еще псаломщик Парижской церкви Василий Карсаков и церковный староста Иоанн Карсаков.

Часть третья. О приходе и прихожанах

Вначале, проживая вдали от храмов, парижане, как и другие нагайбаки, немного внимания уделяли вере. Священники ругали их за то, что они носят крест, но не молятся, исполняют многие христианские обряды, но не соблюдают постов. Хотя при этом миссионеры считали, что это не только их вина. Вот что пишет один их них: «Не погрешим, если скажем, что нагайбаки во время колонизации Зауралья переселились сюда из Уфимской губернии и всеми были совершенно заброшены; именуясь лишь на словах и в документах православными христианами, они жили и молились, как только умели. Живя отдельными поселками, разговаривая между собой на своем языке и не имея почти никакого общения с русским народом, все нагайбаки, а особенно женский пол не только не умели говорить, но и не понимали русского языка. Поэтому, хотя и были они причислены к русским приходам, где и священники, разумеется, были русские, не понимали богослужения и проповеди священника, мало что интересовало нагайбака в церкви, бывали они в ней лишь кое-когда и то по нужде: окрестить ребенка, отпеть похороненного уже покойника, повенчать брак и пред поступлением на службу принимать присягу. И чуть ли не в исполнении этих четырех обязанностей и заключалось у нагайбака исповедание христианской веры» [8, с. 649]. Поэтому большое внимание уделялось в Оренбургской епархии миссионерской деятельности, которая упоминается с 1885 г. и связана с усилением «мусульманской пропаганды» в Верхнеуральском уезде среди нагайбаков из Парижа, Фершампенуаза и Требии.

В 1890 г. Его преосвященство Епископ Оренбургский и Уральский Макарий предпринимает обозрение церквей и приходов Оренбургской епархии, после чего отмечает плохое религиознонравственное состояние нагайбаков и ходатайствует пред Святейшим Правительственным Синодом об открытии новых приходов в инородческих поселках, в частности в поселке Требиятском Верхнеуральского уезда, а также об отпущении средств на содержание причтов в размере 300 руб. в существующие инородческие приходы Парижский и Фершампенуазкий. Также после визита отца Макария в нагайбакских селах были открыты школы с учителями-нагайбаками, окончившими курс в Казанской учительской семинарии или Казанской крещено-татарской школе. В некоторых приходах священниками также являлись нагайбаки. Еще раз обратимся к отчету миссионера в 1891 г.: «5-го июля я прибыл в поселок Париж к о. Макарию, 6 июля он служил утреню и литургию. Псаломщик его из нагайбаков Василий Ефимов читает и поет в церкви отчетливо, стройно. О. Макарий служил благоговейно. Хотя было страдное время, но молящихся было довольно. Так как русских не было в церкви, то литургия совершалась на родном языке. Отец Макарий любим здесь прихожанами. Ученики хорошо рассказывают о двунадесятых праздниках и знают молитвы. 7 июля я служил здесь утреню и литургию. В этот раз богомольцев пришло больше, чем вчера…». [7, с. 44]. Прошло не более четырех лет со дня открытия в селе церкви, но парижане уже прониклись духом православия. В 1912 г. в ОЕВ в статье «Из быта нагайбаков» [8, с. 649] отмечается заметное улучшение и постепенный подъем христианского религиозно-нравственного настроения нагайбаков. Упоминаются здесь «незабвенные труженики на ниве просвещения Н.И. Ильминский и о. Василий Тимофеев». Отмечается, что именно они обратили внимание на нагайбаков: появились учителя, священники, говорящие на родном языке.

Возрождение прихода

30 июня 2004 г. в с. Париж на площади перед домом культуры на месте бывшей церкви установлен поклонный крест в память о Парижской церкви Космы и Дамиана. 4 июля состоялось освящение поклонного креста. Освящение проводил настоятель Фершампенуазского храма отец Евфимий. 14 июля 2006 г. на территории местного кладбища освящено место под строительство будущей часовни. Строительством руководил учитель Парижской школы, казак Батраев Юрий Иванович. Многие жители села оказывали посильную помощь в строительстве, вносили пожертвования. Людям было очень важно, чтобы было место, где можно поставить свечку и помолиться за упокой души своих родных.

В 2007 г. несколько женщин организовали в селе молельный дом. Сначала каждую среду они собирались в здании музея, приезжал батюшка Евфимий, служил службы. В 2008 г. прихожанки молельного дома добились отдельного помещения в здании бывшей библиотеки, оборудовали комнату для молитв и проведения церковных обрядов, служб.

В 2012 г. уроженец с. Париж, казак Ишмекеев Николай Петрович заключил договор с Администрацией сельского поселения об аренде земли под строительство церкви. 26 сентября на месте будущей церкви в районе старого кладбища установили православный крест, который 27 сентября в присутствии жителей села был освящен батюшкой Евфимием.

В июне 2013 г. территория будущей церкви была обнесена забором. Чуть позже Н.П. Ишмекеев организовал работу по закладке фундамента. Жители же Парижа, как и в 80-е гг. XIX в., с нетерпением ждали окончания строительства церкви, а до этого по большим православным праздникам и для совершения обрядов также ездили в соседний Фершампенуаз, в Великопетровку, в г. Магнитогорск.

В 2016 г. строительством церкви занялась предприниматель из Магнитогорска, уроженка с. Париж Васильева Елена Николаевна. Все лето и осень 2016 г., весну и лето 2017 г. велись строительные и отделочные работы. И вот 20 августа 2017 г. в с. Париж состоялось освящение новой церкви в честь священномученика Дионисия Ареопагита. Парижский приход возродился.

Источники и литература

1. Вдовина С.И. Соты памяти народной. Челябинск: ООО «Алим», 2008. 323 с.

2. Оренбургские епархиальные ведомости (ОЕВ). 1873. № 24 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.orenlib.ru (дата обращения: 10.10.2020).

3. ОЕВ. 1888. № 6 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.orenlib.ru (дата обращения: 10.10.2020).

4. ОЕВ. 1888. № 11 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.orenlib.ru (дата обращения: 10.10.2020).

5. ОЕВ. 1889. № 7-8 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.orenlib. ru (дата обращения: 10.10.2020).

6. ОЕВ. 1890. № 14 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.orenlib.ru (дата обращения: 10.10.2020).

7. ОЕВ. 1891. № 9 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.orenlib.ru (дата обращения: 10.10.2020).

8. ОЕВ. 1912. № 32-33 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.orenlib. ru (дата обращения: 10.10.2020).

9. ОЕВ. 1912. № 36-37 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.orenlib. ru (дата обращения: 10.10.2020).

10. ОЕВ. 1913. № 12 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.orenlib. ru (дата обращения: 10.10.2020).

11. ОЕВ. 1913. № 39 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.orenlib. ru (дата обращения: 10.10.2020).

12. ОЕВ. 1915. № 10-11 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary. orenlib.ru (дата обращения: 10.10.2020).

13. ОЕВ. 1916. № 49-52 [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary. orenlib.ru (дата обращения: 10.10.2020).

14. Утешев Р.В. «Реквием предкам». С.Фершампенуаз // Всходы. 2016. № 63.

Арапова Людмила Петровна, МКУК ЦМС Нагайбакского муниципального района, Музей истории села Париж Россия, Челябинская область, с. Париж

Родовое древо. Ыру агачы: сборник краеведческих и этнографических материалов / отв. ред. и сост. Л.А. Мухамадеева. – Казань: Логос-Пресс, 2021. – 188 с.

Фото: unplash.com

 

Керәшен дөньясындагы яңалыкларны ВКонтакте, Телеграм-каналда карап барыгыз. 

Хәбәрләрегезне 89172509795 номерына "Ватсап" аша языгыз.

Telegram-канале
Подробнее: http://tuganaylar.ru/news/novosti/aybagyru-byt
Telegram-канале
Подробнее: http://tuganaylar.ru/news/novosti/aybagyru-bytсоциаль челтәрләрендәге группалардан укып, белеп барыгыз.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: