Туганайлар

«Ногайбаки так не пьют»

В Остроленке нас встречают хлебом-солью и песнями.

Пробуем блины с медом, чеяле май (вишневое масло) и заходим в музей, тоже расположенный в доме зажиточного казака (его хозяином был Михаил Дюскин), только он еще больше, чем в Париже. В этой станице у своего друга Афанасия Васильева во время Гражданской войны останавливался глава Оренбургского казачьего войска Александр Дутов. 38-летнему атаману приглянулась 16-летняя дочь товарища Александра. Посватался, решили венчаться, только не успели завершить обряд, дозорные доложили, что к селу приближаются красные. Дутов ушел в Тургайские степи, а затем в Китай.

Все это рассказывает директор музея Зоя Васильева, когда мы сидим за столом, уставленном ногайбакскими явствами – всевозможными пирогами (открытыми и закрытыми, простыми и сладкими), шанежками и солениями. Мне понравился пирог кыстыбый (пресное тесто с начинкой из картофельного пюре). «Ногайбаки так не пьют», – шепчет Николай Федоров, – когда я только пригубляю рюмку (черке!) с водкой. Тут же исправляюсь. Рядом с красивыми, статными людьми совсем не хочется выглядеть городским хлюпиком. У нагайбаков действительно отменное здоровье. Остроленцу Петру Осиповичу Леонтьеву в 2012 году исполнится 100 лет. Ветеран Великой Отечественной всю жизнь работал скотником, пас овец, коров, и до 96 лет убирался во дворе, сено и солому грузил с внуком. Немного не дожил до векового юбилея его земляк Егор Васильевич Минеев. У солдата Отечественной не было одной ноги, но он до 90 лет плясал. На 9 мая в Остроленке был даже целый ритуал. Заканчивая выступление, народный ансамбль «Сарашлы» («Золотая долина») спускался в зал, чтобы сплясать вместе с Егором Васильевичем.

«У нас все экскурсии отправляются в Париж, – говорят остроленцы, – а там есть только «Эйфелева башня». А наш поселок – родина трех героев, вот чем надо гордиться!» Еще можно гордиться фермером, талантливым и самобытным автором музыки и слов Николаем Бегашевым. Он сидит за столом напротив меня и поет на русском языке свою трогательную песню «Годики». Николай Петрович написал около 50 произведений, недавно выпущен его диск.

Наше знакомство продолжается. Я отвлекаюсь от всех вкусностей, когда ансамбль «Сарашлы» выводит песню, в припеве которой пронзительно звучит слово «крешен».

- Мы пели про то, как наши предки переселялись из Башкирии в эти места, – поясняет сидящий рядом 75-летний Михаил Афанасьевич Байкин, человек бравого вида и обладатель красивого, сильного голоса.

Чудны все-таки деяния власти российской! Оказывается, описанное выше переселение из Башкирии было очень спешным, казакам велели погрузиться в течение считанных часов. Фактически людей просто забирали из своих домов, они бежали, взяв с собой, кто что мог и успел. В остроленском музее стоит вырезанная из цельного дерева прялка бабушки Федосьи «из старых мест» – она едва успела ее прихватить. Вот такое было отношение к народу, который много раз доказывал свою преданность государству и царскому престолу! Но нагайбаки не роптали и продолжали служить. Начиная со времен «добровольного» крещения они всегда все переносили стойко. Этот народ не хранил и не хранит обид, считал и считает, что так Богу угодно. Там, где сейчас Остроленка, стояли непроходимые леса и ложбина. Предки не хотели тут задерживаться, но было много больных, и переправиться через реку Гумбейку уже не хватало сил. Остановились, стали вырубать леса, ставить дома…

На фото: Народный ансамбль из Остроленки "Сарашлы"

Лев Лузин, mediazavod.ru

 

Керәшен дөньясындагы яңалыкларны ВКонтакте, Инстаграм, Телеграм-каналда карап барыгыз. 

Хәбәрләрегезне 89172509795 номерына "Ватсап" аша языгыз.

Telegram-канале
Подробнее: http://tuganaylar.ru/news/novosti/aybagyru-byt
Telegram-канале
Подробнее: http://tuganaylar.ru/news/novosti/aybagyru-bytсоциаль челтәрләрендәге группалардан укып, белеп барыгыз.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: