Туганайлар

Жертвоприношения кряшен в XIX веке

Наука о кряшенах

Этнографическое сочинение Б.Гаврилова «Описание кереметей крещеных татар Елабужского уезда» (1882 г.)

Всякого рода языческие моления инородцев и принадлежности этих молений принято на русском языке называть кереметями, тогда как эти моления на языке инородцев имеют свои названия - общие сборные и единичные, вроде собственного имени. В прежние годы у крещеных татар были такие же кереметища в местах и рощах, какие существуют в настоящее время у вотяков и черемис. В настоящее время таких кереметищ почти уже вовсе нет, они заменены общественными жертвоприношениями, каковых всего четыре:

1) Два раза в год (весною в яровом поле, осенью в озимом) совершается жертвоприношение коровы или двух овец об урожае хлеба. Весеннее называется сабан корманы - жертва о яровых, а осеннее - узым корманы (уҗым корманы) - жертва об озимых. Корова или овцы покупаются на общественные деньги, а прочие принадлежности как-то: крупа, соль, яйца, молоко и масло собираются натурою. Распорядителями бывают мужчины. Варится мясо и каша, и после молитвы съедается всеми присутствующими тут, как мужчинами, так и женщинами, не исключая и детей. Масло для каши дается только для стариков, потому что его набирается мало, для других же делают из молока, яйца и бульона нечто вроде жидкой яичницы, которую кладут в кашу вместо масла. Эта яичница употребляется на всех жертвоприношениях, а в обыденной жизни ее никогда не употребляют вместо масла.

2) Второй род жертвоприношений есть жертва о здравии всех живых (зян корманы (җан корманы) — жертва о душе). Обрядность и предметы жретвы те же, только совершается через три года и корова покупается на деньги, собранные с каждого живого члена семейства по 2-3 коп. с души Это жертвоприношение совершается жителями нескольких деревень вместе и постоянно в одной известной деревне, в известном дворе.

3) Третий род жертвоприношений совершается для предупреждения или во время бездождия и называется чюк (чук) (слово, потерявшее значение). Распорядителями бывают женщины. Собирается то же, что и для других жертв, но мясо не употребляется, а на место крупы собирается полбенная мука и варится болтушка, вроде горохового киселя. Участвующие старухи, прежде всего, идут на реку и купаются в белье, не снимая с себя никакой принадлежности обыкновенного летнего туалета, кроме головного убора. Выйдя из воды, одеваются во все чистое и сухое и тогда принимаются стряпать болтушку, где-нибудь у реки. В это время молодые парни ходят по домам с целью купать девушек и, если найдут, несут их на реку и кидают в воду в одежде, девушки же в этот день до вечера никуда не выходят и запираются в клетях, амбарах и чуланах. Едят болтушку спешно, из опасения быть облитым водою, потому что старухи, как только кончат некоторые есть, сейчас же встают и обливают приготовленной водой всех присутствующих. День оканчивается, как праздник, играми молодежи.

4) Четвертый род жертвоприношений есть ак балык корманы — жертва белой рыбы. Распорядители мужчины. Обрядность одинакова с прочими жертвоприношениями, только вместо мяса варится белая рыба. Совершается в некоторых местах в поле, а в некоторых во дворе или на лужайке близ деревни. Молятся об урожае хлеба и вообще о благополучии.

Было еще у крещеных татар жертвоприношение, ныне оставленное, в высшей степени оригинальное. В деревне во всех домах заливали весь огонь, какой мог быть для необходимости, и, прокопавши сквозь город проход, все жители деревни, со всей домашней скотиной и птицей, проходили через этот проход, после чего посредством трения двух пален доставали свежий огонь (так называли).

После этого резали корову и варили мясо и кашу на свежем огне, а после огонь этот разносили по избам, и каждый старался поддерживать его у себя до следующего свежего огня. Когда случалась холера или падеж скота, то говорили, что огонь стар стал, и учреждали опять обряд доставания свежего огня. Определенного периодического срока этот обряд, кажется, не имел.

При всех этих жертвоприношениях молятся, кланяясь в пояс и держа в руках чашку с кашей и мясом. Крестного знамения на себе не изображают. Во многих местах, мне приводилось видеть, молятся в шапках.

Все вышеописанные моления называются общим именем корман - жертва; уничтоженные же мною керемети принадлежат к частным, домашним, имеющим общее название кляу (келәү) - моление. Эти керемети имеют каждая свое название, так же как воршуды (рордовые божества (духов) удмуртов) вотяков Глазовского уезда. Мне известно 16 следующих названий:

1. Тюр угезе (түр үгезе) - бык переднего (в избе) угла. Бык режется в избе в переднем углу.

2. Кай бяряне (кай бәрәне) - Кайский ягненок. Режется ягненок.

3. Кызыл угез (кызыл үгез) - рыжий бык.

4. Зяш тякя (яшь тәкә) - молодой баран.

5. Тяргя тякя (тәрегә тәкә) - Богу баран.

6. Кеше казы - чужой гусь.

7. Кеше урдяге (кеше үрдәге) - чужая утка.

8. Абекей кляуе (Әбекәй үрдәге) - бабушкино моление.

9. Акташ - (название вотяцкой керемети).

10. Зилкы келяуе (елкы келәүе) - моление лошади. Резали жеребенка-сосунка. Ныне варится только каша.

11. Шурман - (слово без значения). Варится каша.

12. Чяршямбе кляуе (чәршәмбе келәуе) - моление среды (дня). В год раз, в среду, варится каша.

13. Апаз иле - Апазово(село Казанского уезда). Варится каша.

14. Курса келяуе (курса келәуе) – моление из Курсы (магометанская деревня в Лаишевском уезде Казанской губ.). Варится каша.

15. Бауыр келяуе (бавыр келәуе) – моление печени. Варится печенҗ коровы.

16. Кеше келяуе (кеше келәуе) — моление, которое нельзя есть чуңим. Реңется утка, и моление происходит при запертых дверях, потому что у крещеных татар есть обычай всякого вошедшего во время обеда постороннего человека садить за стол, а эту жертву постороннему человеку есть нельзя.

Принадлежности керемети в каждом доме следующие:

1) Лубяной короб, в который складываются куски холста, отрезанные от каждого сотканного нового холста, величиною от 1/2 - 1 вершка (русская единица измерения, применявшаяся до 1917 г., равнялась 4,445 см) в длину, в ширину же равняется ширине холстины, от которой отрезан.

2) Деревянная коробка с перегородками для денег, или несколько маленьких коробок.

3) Горшок или кадка для складывания коровьего масла.

Кроме этого бывают маленькие кошельки, тоже для денег, и палки с навитыми на них лоскутками холста. Кошельки и палки бывают для мелких, второстепенных кереметей, а первые три предмета - для главной (так в документе) керемета. В каждой избе главною кереметью может быть только та, которая перешла по наследству по мужской линии, а второстепенные или мелкие керемети есть перешедшие по женской линии. Принадлежности главной керемети находятся особо в одном месте на подволоке, в клети (хозяйственная комната, помещение) или в амбаре (помещение для хранения зерновых и других сельскохозяйственных культур) на полочке, но непременно на солнечной стороне того на южной или восточной стороне здания. Полки с лоскутками холста и деньги в кошельках находятся на подволоке под крышей и бывают воткнуты между тесом (тонкие доски из древесины различных пород, получаемые путем продольной распиловки бревна) и слегами (длинные толстые жерди), тоже с солнечной стороны. Кереметь Тяргя тякя обязательно должен быть в каждом доме.

Жертвоприношение в честь этих кереметей совершается каждым семейством отдельно, и распорядительницей бывает старшая в доме женщина, за исключением тех случаев, когда нужно резать какое-нибудь животное; в тех случаях животное режется мужчиной, но в другое он ни во что не вмешивается. Если не режут никакого животного, то варят одну кашу, а в противном случае варят мясо и, на бульоне его, кашу. Сваривши все и поставив на стол, женщина подходит к столу и, беря попеременно чашки в руки, молится, кланяясь в пояс, причем крестного знамения на себе не изображает. Во время молитвы не поминается имя керемети, и с молитвой обращаются к Богу, прося здоровья себе, домашним и скотине. После этого приготовляемый обед съедается семейством. При этом ежегодно кладут в коробки и кошельки лоскутки холста и деньги Во время жертвоприношений общественных и частных употребление хмельных и спиртных напитков строго запрещается. Сами крещеные татары в настоящее время не имеют понятия, что такое кереметь того или другого названия, но имеют твердое убеждение, что кереметь напускает на людей всякого рода болезни, и потому приносят жертвы только из одного страха. Не могут даже объяснить, что за существо кереметь. Страх их пред кереметью до того велик, что будучи даже убеждены, чрез увещания, в бедствии керемети, не могут победить враждебного страха и прикоснуться к принадлежностям ее. У татар-магометан никаких подобных кереметей нет.

Миссионер, священник Борис Гаврилов*

Источник: ГАКО, ф.237, оп.74, д.2170, л.1-4о6. (подлинник).

Из книги «Религиозный синкретизм и традиционная обрядность татар-кряшен Волго-Уралья (XIX – начало XX в.). Сборник материалов и документов / авторы-составители: Х.З.Багаутдинова, Р.Р.Исхаков. - Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ; Изд-во «ЯЗ», 2015. - 324 с.

*Борис Гаврилович Гаврилов (?-1883) - один из первых православных священников из кряшен, переводчик православных богослужебных текстов на татарский и удмуртский языки, ученый-этнограф. С 1881 г. по 1883 г. исполнял должность епархиального миссионера среди татар Вятской губернии. В 1884 г. за научные изыскания в области этнографии удмуртов ему был присуждена малая золотая медаль Русского географического общества.

Теги:
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама