Туганайлар

Родовые тамги, Геннадий Макаров

Наука о кряшенах

В статье рассматриваются родовые знаки - тамги ряда кряшенских деревень

В культурном наследии кряшен, как и у остальных тюркских и финно-угорских этнических сообществ Волго-Уральского региона, имеются наследные знаки – тамги (285). У кряшен в прошлом отдельные люди, хозяева или группа людей, составляющие общину (иль, ру/ыру), имели специальные тамги. Такими тамгами отмечались границы лесных, сенокосных угодий, бортных ухожаев, пастбищ, полей. Их обычно ставили на пограничных дубовых деревьях, которые могли долго сохраняться. Тамгами отмечали документы, прошения, ярлыки.

Собранные нами в 1977–2000 гг. тамги имеют одну особенность. Большинство из них были перерисованы с деревянных или каменных крестов, могильных плит на кряшенских кладбищах во время фольклорных экспедиций. Ведь вплоть до 1970х гг. сохранялись традиции вырезания наследных тамг на крестах.

Тамги имеют свои названия, например: бугальджи, казаяк, уч бурма, жылан тамга, чюмеч и др. Наши записи, к сожалению, не смогли полно отразить названия родовых тамг, определить фамилии владельцев тамг, их прозвища, родовые названия. Несмотря на эти недостатки, были собраны уникальные материалы, сохраняющие свою ценность как этнографический источник.

Как видно из наблюдений, намогильные кресты кряшен небольшие, высотой от земли около 1–1,5 м, диаметром 10–15 см с поперечными планками. В народе их называют кач/хач, что в переводе на русский язык означает крест. Иногда вместо обычного креста ставят столб с двускатной крышей үр өслө кач, высотой от земли около метра. Если похороненный не был крещен (например, если умер в младенчестве), вместо креста ставят головной столб баш казыгы. Обязательным атрибутом этих намогильных памятниковкрестов кряшен является вырезанная на них родовая тамга (ыру тамгасы). Во многих селениях имеется традиция установки довольно больших необработанных камней – намогильных памятников – кабер ташы/таш билге. На старинных камнях, которые нам приходилось встречать на кладбищах, были достаточно глубоко высечены родовые тамги покойного, иных надписей, как правило, на них не бывает. Нередко встречаются намогильные каменные памятники, специально изготовленные по канонам русской православной церкви, с надписями на русском и татарском языках, однако нередко и на них с боковой стороны высечена тамга покойного. И все же абсолютное большинство надгробных памятников представляют из себя небольшие деревянные кресты, изготовленные из дуба.

Описание намогильных памятников кряшен необходимо дополнить сведениями о наличии специальных надстроек вокруг памятника в виде небольшого деревянного сруба изгороди из жердей или невысокого каменного забора. Подобная традиция у кряшен правобережной Камы встречается редко, а у кряшен левобережной Камы чаще, но намного реже, чем у татар-мусульман. У кряшен, как и у татармусульман, эти строения называются чардуган или чардак. Это очень древнее архаическое понятие имеет персидскую основу: чəһəр (четыре), даган/дугани – столб. В целом оно означает крышу на четырех столбах (286). Таким образом, эти строения символизировали крышу дома последнего пристанища усопшего. Можно предположить, что эта традиция постройки чардугана имеет генетическую связь с надмогильными постройками из камня у казахов, туркмен, таджиков, узбеков. У них такой четырехгранный купол, мавзолей, в XV–XVI вв. назывался чартак (287).

При знакомстве с погребальными традициями астраханских ногайцев (юртовских татар и карагашей) оказалось, что установка намогильных знаков у них имеет общие черты с кряшенскими. Это почти полное отсутствие всяких построек (как, например, чардуган у татар, а также каменные строения у казахов и туркмен); то, что после погребения устанавливается именно деревянный надгробный знак – бас казыгы, на котором вырезается родовая тамга погребенного. Каменное надгробие – кулпа тас ставится, при материальной возможности этого родственного клана, через сорок дней после похорон, на нем также наносится изображение семейно-родовой тамги умершего.

И все же следует отметить, что постройки типа чардуган из жердей иногда встречаются на кладбищах кряшен, проживающих в бассейнах рек Зай и Сюнь. Яркие примеры каменных построек мы встречали и у нагайбаков в поселке Париж на Южном Урале.

Время происхождения тамг уходит в глубокую древность. Кряшенские тамги близки по своему начертанию к поволжским и центрально-азиатским руническим знакам.

Ранее каждый кряшен знал начертание своей родовой тамги, ее название, название рода и помнил имена не менее семи предков. К примеру, моя родословная по отцу связана с деревней Кряшенские Чыршылы Сармановского района Татарстана. Старая фамилия предков была Тимашевы. Отец больше известен среди знакомых как Микуш (Михаил). Его отца звали Бəчелей (Василий), а его отца – Тегермянче Гюрей (Мельник Григорий), его отца – Макар, а его отца, возможно, Тимəш (Тимофей). Их родовая тамга килəб агачы (мотушка).

По преданиям, население деревни – люди, приехавшие из разных мест. Мой отец (род. в 1921 г.) рассказывал, что когда он был еще мальчиком, то слышал из разговоров старых людей о том, что жители их деревни называют и считают себя тавлинцами (таулы), что в переводе «горные», как микроэтноним, как особое подразделение кряшен, но историю происхождения этого названия и то, что с ним было связано, он не знал. Можно предположить, что тавлинцы были выходцами с Горной стороны, т.е. с правобережной Волги. Известно, что в XVII–XIX вв. осуществлялось планомерное переселение кряшен, как и других народов Поволжья, на пустующие земли правобережных, а затем и левобережных районов Камы. В правобережных районах имеется много сел с названиями типа Тау Иле, Тавели, Тавларово. Происхождение населения этих сел связывается с Горной стороной (Тау Иле, Тау Ягы) правобережной Волги, а население этих мест обычно называли горными людьми (тавлинцы, тавлы). На основании сохранившихся письменных родословных и устных преданий считается, что они стали переселяться в Заказанье, на правобережные земли реки Вятка еще в эпоху Казанского ханства. Часть этих горных людей (тавлы), как и остальные татары, были подвержены крещению, после чего переселены в левобережные районы реки Кама. Во многих кряшенских селениях этого региона имеются многочисленные кланы, носящие такие фамилии, как Тавлин, Тавлинов, Горский. Среди моих родственников хотя и не встречается фамилия Тавлин, но сохранилось тавлинское самосознание, как микроэтноним. Действительно, интересны данные, полученные во время Всероссийской официальной переписи населения в начале 1920х гг. Тогда около 6 тыс. человек из кряшен свою национальность определили как тавлинцы (тавлы). Во время подведения итогов, ввиду их малочисленности, тавлинцев внесли в общекряшенский список.

Так, например, в кряшенском с. Гардали Тукаевского района Татарстана жители хотя и были кряшенами, но делились на просто кряшен и тавлинцев. У них были разные общины, а соответственно разные кладбища, и невест они друг другу не выдавали. Кряшены были выходцами из с. Бакалы (Западная Башкирия), а тавлинцы, видимо, из правобережных районов Камы. Эти сведения записаны от Колчериной Анны, уроженки с. Гардали.

Многие родственные кланы кряшен до сего времени знают свои тамги, родословные и сохраняют вышеописанную традицию при погребении (288). Приведем некоторые из них. Например, такие, как өч жяпле сяняк тамгалы тукран ыруы – род тукран (дятел) с тамгой «трезубчатые вилы».

Этой тамгой отмечены все намогильные знаки с фамилиями Дятловы, Токрановы в дер. Федоровка Заинского района Татарстана. Известно, что этот клан ранее выделился из материнского клана, который назывался ике жəпле сəнəк тамгалы бюре ыруы – род буре (волк) с тамгой «двузубчатые вилы».

Этот родовой клан с фамилией Волковы имеет более глубокую историю происхождения и до сего времени продолжает свою линию параллельно с Дятловыми. К сожалению, более ранняя история многих родственных кланов кряшен малоизвестна, ибо многочисленные переселения, особенно в эпоху заселения территорий левобережного Прикамья (XVIII–XIX вв.) с правобережья, нарушили преемственность памяти с поколениями более раннего периода.

В процесс формирования этнической культуры кряшен были вовлечены разные компоненты, выявить и однозначно идентифицировать которые весьма сложно. К примеру, известно, что в с. Альметьево, на месте которого в 1953 г. образовался город Альметьевск, в XIX в. помимо мусульманского населения проживали и старокрещеные татары. Эти кряшены называли себя «керен», т.е керенцы (керянняр). Позже эти кряшены-керенцы расселились по кряшенским селениям вдоль р. Зай, а частью остались жить в среде мусульман с. Альметьево. Их самоназвание «керенцы» дает повод пред положить, что они могли быть крещеными мишарями, переселенцами из Керенского уезда Пензенской губернии, тем более что в части селений этого региона целыми улицами помнят, что их предки были из Пензенской губернии. Керенские роды имеются и в некоторых кряшенских селениях. Например, в с. Старые Ерыклы Тукаевского района родственный клан Степановых – род керен, с тамгой чюкеч – молоток (чүкеч там галы керəн ыруы).

Семейнородовые кланы кряшен правобережного Прикамья зачастую сохраняют память о предках трех, четырехсотлетней давности. Например, одним из наиболее древних кланов здесь считается род мерес с тамгой казаяк – гусиная лапа (казаяк тамгалы меряслар ыруы).

Ответвления этого клана, часто не помнящие о своем родстве, но помнящие о своем легендарном предке, которого звали Меряс карт – старик Мерес, имеются во многих селениях Мешинского бассейна, где их называют мерəс, мерəт, мелəс, мəлəс. Их фамилии также очень разнообразны, например: Маресьевы, Мрясовы, Морозовы, Анисимовы и т.д.

В с. Крещеная Серда Пестречинского района, помимо вышеприведенного, древним кланом является, например, род шайкъый с тамгой бугальджи (зажим) – бөгəлже тамгалы шайкыйлар ыруы.

По преданиям, одним из основателей этого рода, а также самого с. Серда был некий шейх или человек по имени Шайхи. Служилые люди (казаки) с фамилией Шайков упоминаются в Писцовых книгах в этом селе еще в 1611 г. Ныне представители этого клана в большинстве носят фамилию Никитины.

В качестве примера можно привести ряд распространенных названий семейно-родственных кланов кряшен, таких как:

 

'

285 См.: Макаров Г.М. Тамги кряшен // Научный Татарстан. – 2011. – №3. – С.229–236.

286 Эквивалентом этого понятия в татарском языке является чардак / чарлак – крыша, а в русском языке – чердак.

287 Бабур-наме. Записки Бабура / пер. М. Салье. Изд. 2-е, доработанное. – Ташкент, 1993. – С.388.

288 Макаров Г.М. Материалы полевых исследований в Заинском районе РТ. 21 марта 1999 г. Информатор Дятлов Григорий Федорович, 1932 г.р., уроженец дер. Федоровка (Пидəр авылы).

Источник: История и культура татар-кряшен (XVI-XX вв.): коллективная монография. – Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2017. – 960 с. (страницы 734-743)

Теги:
Поделиться:
Комментарии (2)
Осталось символов:
  • 10 ноября 2019 - 16:58
    Без имени
    Бик мэгьнэле эчтэлекле язма бу. Зур рэхмэтлэр СЕЗгэ hэм унышлар. .
  • 10 ноября 2019 - 16:13
    Без имени
    Бик кызык, башка татарларда мондый тамгалар сакланмаган, бәлки булгандырда ләкин билгеле тугел.
Реклама