Туганайлар

О прогрессивной роли инородческих школ, Павел Павлов

Наука о кряшенах

В статье говорится о роли школ среди нерусского населения Русского Востока на примере кряшен Казанской губернии

Я буду говорить о роли школ среди нерусского населения Русского Востока не вообще, а на примере кряшен Казанской губернии. пo статистическим данным за 1854 год, православная часть Казанской губернии на 40% (1) состояла из нерусского населения. Из числа нерусских по количеству на 2 месте после чуваш были кряшены. К концу XIX столетия кряшен было 148830 человек. Автор большого количества научных трудов Ильминский Николай Иванович (1822-1891) пишет: "В эпоху Казанского царства, в котором, без сомнения, господствующей верой была магометанская, между татарами было такое же двоеверие с перевесом шаманства. Если этого нельзя доказать историческими документами, за скудостью последних, то оно несомненно подтверждается тем, что старокрешеные татары, каковых много в Мамадышском уезде Казанской губернии (2), доселе хранят домагометанскую старину и ни малейшего признака магометанства. И этой именно устойчивости коренной старины мы обязаны тем, что большинство старокрещенных татар не враждебно Церкви, а напротив покорно исполняет необходимые церковные требы".(3) Вот что пишет известный специалист по истории и этнографии татар Воробьев Николай Иосифович (1894-1967): "Однако ислам и вообще восточное влияние в течение долгого времени отражались на бытовом укладе преимущественно зажиточного и городского населения. Об этом пишут и древние авторы, отмечающие, что сельское население в массе живет по старине: другое веское доказательство - почти полное отсутствие исламистских форм у крещеных татар, принявших православие в конце XVI и в начале XVII в., а также сохранение в течение долгого времени около татарских поселков древних языческих молитвенных рощ" (4.)

Ученый и этнограф говорят о кряшенах как о людях хранящих свою специфическую старину и не враждебно относящихся к Церкви.

О том, что из себя представляла, выражаясь словами Н. А. Бобровникова (1854-1921), «дедовская и прадедовская старина" кряшен, обратимся к рассказам самих кряшен. В рассказе ""Мое воспитание'" читаем: "В тоже лето, в день пророка Илии, ходил я в церковь к обедне. После обедни я выпросил у священника пролог за три месяца: июнь, июль, август. Вышел из церкви, я встретился с своим сверстником из нашей деревни: зовут его Артемий. Он не грамотный, но любит говорить о вере. Он был на лошади, и мы вместе поехали домой. Ехали дорогой и сидя на телеге, читали житие пророка Илии. Я читал и ему рассказывал по-татарски; он слушал со вниманием. Когда дошли до того места, как Илия избил пророков Вааловых за их идол жертвы, тогда он сказал: так видно и наши крещенские не годятся и противны Богу. Я сказал: да...

Расскажу, какие у нас бывают жертвы и моления. В детстве я в них участвовал, а теперь уже давно оставил, и некоторые подробности не припомню. Передам, что знаю. Наши крещеные чтут Бога, кереметей, разного рода домовых, покойников. Бог, по их понятиям, живет на небе и ниспосылает только доброе: дожди, урожаи, многочадие и плодовитость скота. Керемети—это какие-то злые силы, старающиеся всячески вредить человеку. Они насылают болезни, мор скота и т. п." (5)

Хочу отметить, что в Православие кряшены пришли естественным способом по законам духовного развития. Более того, привитие православия для кряшен не означало потерю самобытности, традиций, языка, одежды и прочего. Доцент Максимов Иван Георгиевич (1903-1980) писал: ''Обращение в православие кряшен, происходившее без потери национальной самобытности, следует считать прогрессивным явлением в тех исторических условиях" (6 ).

Говоря о роли просветительских мер, напомню, что с XVI в. монастырям вменяется в обязанность учить детей кряшен. ''Туне есть чернцев ангелом подобным именовати: несть бо им сравнения, ни подобия никоего же, а подобитися апостолом, их же Господь наш Иисусъ Христосъ посла учити и крестити люди неверующие". Дальнейшим поприщем для детей кряшен была Казанская Спасо-Преображенская школа. В XVIII в. кряшенские дети учились в архиерейских школах г.Казани, а также в цифирных школах. В 1733 г. в Зилантовской школе наряду с другими народностями учились и кряшенские дети. С 1747 г. они обучались в Казанской Феодоровской новокрещенской школе, а с 1755 г.—в Казанских новокрещенских школах. (7) Из отзыва Преосвященнейшего Антония Амфитеатрова (1815-1879), архиепископа Казанского видим, что новокрещенская школа "не принесла в свое время каких-либо заметных полезных плодов... Может быть, причиною этого была такая постановка тогдашних школ для инородческих детей, при которой они, обучаясь исключительно на русском и церковно-славянском языке, причем родной их язык или несколько забывался, или делался более или менее для них чуждым.» (8) Не лестно отзывается о новокрещенских школах просветитель нерусских народов Поволжья XIX века Н. И. Ильминский. Он пишет: "В прошлом [ХУШ] столетии в Казани было несколько новокрешенских школ, но они, по-видимому, не имели значительного влияния на крещеных татар. Это я объясняю частью тем, что в них преподавание было на русском языке, частью односторонним направлением – старались воспитывать церковников. Отсюда произошло столько духовных лиц из инородцев, которые однако не умели провести в народную массу полученных в школе знаний".(9)

Это положение, сложившееся в школе для нерусского населения, в середине XIX века изменилось коренным образом. "В 1860-х годах cреди кряшен впервые применяются новые методы по просвещению; сущность новой школы заключается в том. что она в основу обучения берет родной язык учащихся, не стесняет себя программами и правилами. В Казани возникла центральная крещено-татарская школа [ЦКТШ], ставшая типичной для школ среди других народностей, благодаря новой школе у кряшен появилась интеллигенция".(10) Она дала прекрасное воспитание не одной сотне священников, учителей, учительниц. Эта религиозная по своей сути школа готовила хороших абитуриентов для вышестоящих образовательных учреждений. Современный исследователь, педагог Тамара Чекменева передает мнение Н. А. Бобровникова, директора Казанской инородческой учительской семинарии следующим образом, что,"Лучше всех инородцев в Казанской семинарии учатся кряшены."(11) Значительный успех этой школы, конечно, зависел от метода просвещения и не в меньшей степени от педагогов и наставников. С 1863 по 1995 год в ней подвизался кряшенский просветитель отец Василий Тимофеев (1836-1895). С 1895 по 1918 г. - практикант татарского языка в Академии и на миссионерских курсах, священник и заведующий ЦКТШ отец Тимофей Егоров (1870-1925?)". (12). Родная дочь о. Василия —Пелагия Васильевна Егорова подвизалась "в должности старшей учительницы женской школы 27 лет. Она отдала все свои знания, весь свой досуг на дело образования и воспитания крещенских девочек»(13).

На протяжении многих лет в ЦКТШ преподавал Николай Иванович Ашмарин (1870-1933), который в дальнейшем стал крупным ученым-тюркологом, членом-корреспондентом Академии Наук СССР (14). В ЦКТШ преподавал Роман Павлович Даулей (1879-1953), "огромный вклад в дело образования (которого] были отмечены присвоением звания заслуженного учителя РСФСР" и он был первым из кряшен "награжден орденом Ленина.» (15)

В 1909 г. среди священников Казанской губернии 31священпик был кряшен. Все священники—кряшены были выпускниками ЦКТШ. "Свяшенников-кряшен было уже так много, что для них не хватало приходов с соотвегствующим крященским составом населения. В 1909 г. четыре свяшенника-кряшена служили в русских приходах, двое - в удмуртских, один - в чувашском."(16) К 1913 г. ЦКТШ вместе с другими просветительскими учреждениями дали 437 духовных лиц из кряшен: 297 священников, 90 диаконов, 150 псаломщиков. ЦКТШ "'просуществовала 54 года.''(17) По выражению П. С. Михеева, в глазах истинно честных кряшенцев, кряшенская школа [ЦКТШ] всегда остается великим историческим памятником".(18)

Развитие общественной жизни после 1917 года пошло в разрез «дедовской и прадедовской стариной» и религиозным воспитанием. Но к чести кряшен надо отметить, что кряшены пытались оставить преподавание религии. '"Для целей подготовки лиц инородческого происхождения к священно-церковно-служительским должностям устраиваются пастырские инородческие курсы".(19) У кряшен были свои съезды 20 мая 1917 г. и 25 мая 1918 года, на которых помимо общих постановлений было принято постановление о том, что "'Казанская центральная крещено-татарская школа должна служить культурным центром для всех кряшен; здесь должно быть сосредоточено переводчество, издательство. Соответственно с этим и самая школа должна быть преобразована в школу повышенного типа—в кряшенкую учительскую семинарию". Это постановление было выполнено. И. С. Михеев пишет: "В октябре месяце прошлого[1917] года состоялось торжественное открытие русско-крещено-татарской учительской семинарии". Семинария была открыта в Кизической слободе г.Казани и просуществовала до конца февраля 1918 года. "Кизическая семинария была добровольно оставлена, и крещено-татарская часть учащихся и учащих перешла в "новую" семинарию на «Арском поле».(20)

Кряшенская учительская семинария (1918-1922) нашла себе приют в стенах ЦКТШ. Кряшенская учительская семинария традиционно оставалась как бы правоприемницей ЦКТШ. но не разделяла с ней ее основного религиозно-воспитательного направления. С 1922 года школа для кряшен значится как Кряшенский педагогический техникум. "В техникуме, а затем в Казанском педагогическом институте с начала 30 годов возглавлял кафедру педагогики доктор педагогических наук Горохов В. М. (1891-1960). Автор "Книги для чтения в Кряшенской школе", "Обучение русскому языку в Кряшенских школах" и др.(21) Выпускниками Кряшенского педтехникума были известные в Советское время заслуженные лица. В Ленинградском политехническом институте был зав. кафедрой двигателей внутреннего сгорания инженер миханик, доцент Мельников А. В. В Ленинграде же трудился доктор биологических наук, профессор Коновалов И. Н. Заведовал кафедрой нормальной физиологии 1-го Ленинградского медицинского института, член-корр. Академии медицинских наук СССР, доктор медицинских наук Кибяков А. В. (1901-1989). Заведовал кафедрой Военной академии им. М. В. Фрунзе и Академии Генштаба ВС СССР кандидат военных наук генерал-лейтенант Яковлев А.Е. (1903-1991) (22), морской инженер, кандидат технических наук, доцент Ленинградского высшего военно-морского училища Иван Георгиевич Максимов (1903-1980). В своих письмах Иван Георгиевич тепло отзывается о школе—Alma mater. Он вспоминает: "В Казани. где я проучился четыре года: один год в Центральной крещено-татарской школе, как тогда называлась учительская школа для кряшенов, которая после Революции была переименована в Кряшенский техникум, а впоследствии ликвидирована вовсе. Благодаря этой Центральной крещено-татарской школе, кряшены сохранились как своеобразная этническая группа и не отатарились. На вывеске было также написано: "Бар ауыл шкулларына баш шкул'(23). Кряшенский педагогический техникум просуществовал до 1930 года и был ликвидирован из-за того только что, кому то он не угодил. Резюмируя выше изложенное, привожу мысль архимандрита Августина Никитина, кандидата богословия, который выражается следующим образом: "Впрочем, следует здесь сделать поправку на то, что с 1917 года в отношении кряшен проводилась политика постепенной исламизации" (24).

В марте 1999 года Архиепископ Анастасий обратился с письмом главе администрации г.Казани Камилю Шамильевичу Исхакову с просьбой о передаче Кряшенскому Приходу г.Казани здания ЦКТШ, расположенной по адресу: г.Казань, ул. Ершова. 20. 26 марта 1999 был получен отказ. Здание ЦКТШ, выражаясь словами И. С. Михеева, "великий исторический памятник" был продан Ветеринарным институтом обществу с ограниченной ответственностью.

Перед революцией в России по состоянию на 1913 год у кряшен было более 110 учреждений-рассадников учебно-воспитательного характера. Сейчас же на огромном пространстве Татарстана, частично же Башкортостана, Кировской, Ульяновской, Куйбышевской областях, а также в различных промышленных центрах и городах России, где живут сотни тысяч кряшен нет ни одного ученого, ни одного учебного учреждения, специализирующегося в области кряшеноведения и занимающегося просвещением кряшен. В советское время "Институт языка, литературы и истории им. Ибрагимова" еще давал работы, посвященные изучению этнографии и диалектологии кряшен, а в последнее десятилетие в упомянутой области дает себя чувствовать голод. Я думаю, что когда-то назреет вопрос в кряшенском обществе о необходимости возрождения ЦКТШ. И я нахожу необходимым в целях воспитания молодого поколения из кряшен уместным поставить вопрос о возрождении ЦКТШ перед нашей конференцией. По Евангелию - "Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые".(25) ЦКТШ принесла в прошлом много добрых плодов, и в будущем могла бы приносить свои плоды на пользу всего общества и региона.

Павлов, П. О прогрессивной роли инородческих школ /Павел Павлов //Ислам и христианство в диалоге культур на рубеже тысячелетий. – Казань, 2001. – С.187-193.

Теги:
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама